Текст рекомендуется для студентов первого курса при изучении темы "Типология ССМК". Печатается по книге: Буданцев Ю.П. В контексте жизни. М.Мысль, 1979, с.34-62 (сноски, присутствующие в оригинале, не указаны)

Буданцев Ю.П.

В контексте жизни.

Часть первая. Глава вторая.

ПРОРЫВ ОЙКУМЕНЫ

В соответствии с делением истории человечества на социально-экономические формации выделяются соответствующие «формационные» типы культуры. Типы систем средств массовой коммуникация распределяются в соответствии с таким делением культуры, поскольку они в эту культуру включены.

Все моменты общественного развития, имеющие революционизирующее значение для человечества, захватывали в свого орбиту системы средств массовой коммуникации (СМК), и системы СМИ вместе с человечеством переживали эти революционизирующие исторические моменты. В первую очередь это касается смены общественно-исторических, социально-экономических формаций и отсюда — изменения социальных функций человека, функций его как общественного существа в его общественном бытии в целом и в общественном производстве в частности2
диалектика смены общественно-исторических формаций является вместе с тем диалектикой смены типов систем СМК, диалектикой изменений функций человека в системе СМИ. Системы СМК всегда отражали глубокие изменения общественно-исторических условий.

Конкретно-исторический анализ и здесь обнаруживает закономерности такого развития, при котором средства массовой информации и пропаганды (печать, радио, телевидение) никак не противопоставлены предшествующим средствам массовой коммуникации, не исключают последних. В частности, и средства устной политической агитации, основанные прежде всего на живом, непосредственном общении, не могут быть исключены средствами массовой информации и пропаганды, сугубо техническими средствами массовой коммуникации. Но прежде чем будут отмечены некоторые особенности взаимодействия различных типов систем средств массовой коммуникации (ССМК), необходим экскурс в прошлое, дабы разобраться в так называемых определяющих условиях. «Индивидуумы, производящие в обществе, — а следовательно общественно-определенное производство индивидуумов, — таков, естественно, исходный пункт... Чем больше мы углубляемся я историю, тем в большей степени индивидуум, а следовательно и производящий индивидуум, выступает несамостоятельным, принадлежащим к более обширному целому...»
Эпохе первобытнообщинного строя, первобытного коммунизма, свойственны обезличенные общественные отношения. И, как известно, «производящим индивидуумам» в этом типе общественно-исторической формации присущ определенный «производственно-потребительский» полифункционализм. Точно такой же полифункционализм и обезличенные отношения свойственны и участникам системы средств массовой коммуникации. Реликтовые формы карнавального зрелища и народного театра с их нерасчлененностью на действующих лиц и исполнителей, с одной стороны, и зрителей — с другой, т. е. на источник общественно значимой информации и аудиторию (на две подсистемы одной системы), дают в известной степени представление о характерекоммуникационного полифункционализма в системе средств массовой коммуникации того времени. Система СМК первобытной общины была по существу всех и всеохватывающим действием-зрелищем.
Выделим в системе СМИ первобытной общины (ССМК-1) традиционные элементы, за развитием которых можно и нужно проследить. Это «непосредственные участники действия», «средства исполнения», «действие», «воспринимаемая форма действия», «материально закрепленные текстовые формы-средства», «адресант», «адресат». Здесь, в системе СМК первобытной общины, каждый выделенный выше элемент — человеческий индивид без закрепления за ним какой-то одной внутрисистемной функции. Здесь нет разделения функций, точно так же как в производстве первобытнообщинной формации нет еще разделения труда на уровне, свойственном классовым обществам. Все функции выполняют непосредственные участники живого, естественного действия. Все адресанты и адресаты одновременно, и нет отделенных друг от друга подсистем, они — в симбиозе, вместе.
Как видим, и в этом коммуникативном аспекте исторически несостоятельны известные, определенного классового содержания, классовой направленности теории, проповедующие бессмертие деления людей на господ и чернь, управляющих и управляемых. Это — без идеализации прошлого, без какого-либо намека на то, что будущее объединение людей хоть в какой-то мере схоже с «племенем»: на том пока еще далеком от нас нитке исторической спирали есть соответствие с прошлым, но нет никакого тождества.
Свойственный первобытнообщинному производству предельно замкнутый характер, в рамках только общинной ойкумены, носит и система СМИ первобытной общины (скажем так: «в себе, для себя», «для всех и для каждого только из моей общины», «по закону всех для каждого только из моей общины»). Программа этой системы СМК—внутренняя замкнутая программа, она служит скреплению ойкумены общины и отделению ее от ойкумены других общин на всех уровнях существования. Заповедью было: не переступать ойкумены общины ни делом, ни мыслью.
Постепенно в результате развития процесса «производство—потребление», в результате разделения труда, появления зачатков частной собственности в рамках общины образуется часть не принимающих непосредственного участия в производстве индивидов. И аналогично в системах средств массовой коммуникации появляются индивиды, пассивные по отношению к живому коммуникативному действию, — первый революционизирующий момент в развитии системы средств массовой коммуникации, в развитии таких систем вообще. Происходит первое в развитии систем СМК разделение на адресантов и адресатов, закрепление функций. Полифункционализм начинает ломаться, расщепляться: появляется функциональная автономия адресантов и адресатов. Умножается количество элементов в структуре системы средств массовой коммуникации (ССММ-2).
Внутренняя программа действия разрывается, но еще в пределах «моей общины», и в акте коммуникации появляются зачатки индивидуального творчества, отчуждения творчества от других элементов системы СМК. Это уже действие-зрелище «по заказу некоторых и специально для некоторых из моей общины». Но как ни ищи исключающей друг друга несхожести, теперь уже в двух типах систем СМК такой несхожести не найти, И это опять история сводит на нет попытки технократов отделить различные системы средств массовой коммуникации, придать им вид исключающих друг друга «галактик».
Историческим рубежом в развитии человечества явилось становление классового общества, завершившее разложение первобытнообщинного строя.
процессе
Соответственно появлению в процессе «производство — потребление» такого продукта труда, как товар, в структуре систем средств массовой коммуникации появляется специфически новый элемент, имеющий для их развития не менее принципиальное значение. Это второй революционизирующий шаг в развитии систем СМК, и связан он с появлением материально закрепленного текста, который приводит к отчуждению действия не только от адресата, но и от адресанта, и от самих исполнителей, к дальнейшему опосредованию связей между исполнителями и аудиторией: «Именно фиксация текста, его материальное закрепление расчленили словесно-художественное творчество на две великие ветви — устное творчество и письменную литературу».
Время появления письма в Египте и Месопотамии — 4—3-е тысячелетия до н. э. Однако все временные границы появления самих систем СМК довольно условны, поскольку прошлое человечества, прошлое Homo Sapiens с каждым десятилетием в результате археологических находок отодвигает свои границы на сотни и миллионы лет назад. Нельзя с уверенностью сказать, когда возникли на Земле ССМК-1 (эпохи первобытнообщинного строя) и система СМК-2 (эпохи разложения первобытной общины). Несомненно, что ССМК возникли обществом и что здесь и период появления отчуждаемого текста впервые оформляются. Дошедшие и до нас подсистемы систем СМК - «источник общественно-значимой информации (подсистема-1) и «аудитория» (подсистема-2), причем
по составу:
первая становится все более однородной, а вторая — дисперсной;
по направленности:
первая — экстериорной, направленной только на производство, а вторая —интериорной, направленной только на потребление и живущей ровно столько, сколько живет первая;
по функционированию:
первая — постоянной; вторая — переменной.
В целом же система СМК становится все более искусственной, все более подчиненной среде, эфемерной, временной. Программа средств массовой коммуникации становится программой «для других», «но заказу других». Она превращается в вовненаправленную, внешнюю или для избранных, или для многих. Закрепляется индивидуализация творчества, исполнители — один или немногие. Между системой средств массовой коммуникации первобытной общины и системой СМК эпохи становления классового общества, ранних классовых обществ уже кажущаяся непроходимой пропасть.
Новое качество системы СМК эпохи становления классового общества, ранних классовых обществ (ССМК-3) заставляет нас сделать еще одно отступление перед тем, как обратить особое внимание на систему СМК современного классового общества. Это отступление касается выяснения характера новых связей между элементами системы средств массовой коммуникации - ведь эти элементы превратились теперь в элементы с жестко закрепленными функциональными свойствами.    Прямая и обратная связи в системах СМК, являясь выражением функциональных отношений между элементами системы, претерпевают сначала значительные, а потом и качественно новые изменения.

Так, например, система СМК первобытнообщинной формации — это абсолютное господство обратных связей между элементами системы. Появление индивидов, пассивных по отношению к живому действию, не принимающих в нем прямого участия, в системе СМК эпохи разложения первобытного общества приводит к разрыву, первому разрыву обратных связей, к появлению прямых связей: отчуждаемые от живого действия, «рекрутируемые» из его непосредственных участников адресанты и адресаты связаны между собой уже опосредованно, уже не на уровне обратной, а на уровне прямой связи. Между адресантами, не принимающими участия в действии, адресатами, отчужденными от участия в действии, начинает как бы возвышаться само действие.
Появление имеющего самостоятельное значение, материально закрепленного, способного функционировать и без его создателей текста усугубляет процесс превращения обратных связей в прямые. Этот процесс «прямизации» связей захватывает теперь само непосредственное действие и воспринимаемую форму действия. Текст отчуждается от них, дублирует их функции и становится безучастным по отношению своим авторам, исполнителям тем, для кого он предназначен, он может функционировать без них, В возвышающемся здании действия, в структуре системы СМК происходит разрыв, аналогичный более раннему отчуждению адресантов от адресатов.
Таким образом, в эпоху становления классового общества наряду с системой средств массовой коммуникации, выработанной первобытным обществом, наряду с системой, связи между элементами которой являются обратными, естественными, мы находим и такую систему, связи между элементами которой являются в значительной степени смешанными, а на значительном участке ССМК — только прямыми. В этой другой системе связи между элементами являются на значительном участке — о действия, от воспринимаемой формы действия и до адресата — уже непривычными, неестественными связями. Отсутствует обратная связь между текстом и адресатом и существует между институтами подсистем, внутри подсистем. Проявляется это, в частности, и в том, что количественные и функциональные характеристики подсистемы («источники информации») во - многом зависят от существенных циклов (производственных, климатических), которым подчиняется жизнь общества, а значит, и подсистемы-2 («аудитория»). И в первую очередь это относится к влиянию контекста социальной «живой» среды на содержание программ СМК, к влиянию контекста жизни.
Перед нами новый тип системы СМК, находящийся в становлении, как и все классовое общество.
Естественные и технические коммуникации (два вида коммуникаций) — таково обозначение разделения между системами СМК именно с этих пор.
В диахронном плане окончательная трансформация естественной системы средств массовой коммуникации в полную техническую систему СМК (ССМК-4) происходит в эпоху господства современных классовых обществ в новое и новейшее время, и эта технизация является третьей революцией в развитии системы СМК.
Современная система СМК, включающая средства массовой информации и пропаганды связан с полной технической коммуникацией. Традиционно она делится на три блока элементов: «адресант (А) — текст (Т) - адресат (В)». Это именно блоки, поскольку и адресант, и текст, и адресат этой системы представляют собой совокупности элементов, а не моноэлементы. Адресант включает в себя индивидов-адресантов, не принимающих участия в фиксируемом действии, а также и непосредственных исполнителей фиксируемого действия; текст — технические текстовые средства исполнения, текстовое действие и воспринимаемую, материально закрепленную форму действия; адресат включает собственно адресатов, отчужденных от подготовки, исполнения и передачи текста, и части адресантов, тоже выступающих в качестве адресатов. Структура этой системы и функции ее элементов отражают развитие предшествующих систем, вбирают в себя их опыт.
При полной технической коммуникации происходит окончательное закрепление и обособление функций элементов. Участниками подготовки и «выдачи» текста в такой системе СМК являются немногие, в то время как сама программа, будучи внешней, произведенной сна сбыт», оказывается заданно всеобщим и одновременным достоянием, хотя адресаты полностью отчужденных от участия в ней, от ее подготовки и даже друг от друга.
Некоторые же все более увеличивающиеся количественно тексты этой системы СМК, в частности телевидения, открыты не только заданно, но и своим действительным содержанием. Ряд циклов и рубрик Центрального телевидения прямо предназначен для того, чтобы передаваемая информация была принята не только своей, отечественной аудиторией, но и за рубежом; беседы Ю. А. Жукова, «Содружество», «Творчество народов мира», «Международная панорама», «Радуга». Такая информация часто не транслируется за рубеж напрямую: она «ретранслируется» на уровне живых связей журналистами, дипломатами, членами разного рода делегаций, туристами. Суть, однако, состоит в том, что она в любом случае передается. И значение этого факта будет возрастать все больше.
Тексты ССМК-4 в условиях многонационального содружества внутри одной страны и в условиях открытого функционирования по отношению к другим странам все более учитывают наличие множества национальных и государственных самосознаний. Полифония текстов ССМК-4 обусловлена еще и этим. Наблюдается своеобразное многоязычие в пределах одного текста, он уже заданно направлена всех.
Границы ойкумены программ ССМК-4 беспредельны. Потому-то ученые и договорились считать цивилизацию сформировавшейся, если она в состоянии при помощи технических средств коммуникации сообщить о себе другим космическим цивилизациям. Например, отсчет сформировавшейся земной цивилизации начинается с момента «выдачи в эфир» радиосигналов.
И вот теперь — о взаимодействии типов систем СМК.

Любое развитое современное общество вне зависимости от его функциональных, социальных характеристик располагает двухвидовым квартетом ССМК (ведь помимо четырех типов и двух видов ССМК, других «героев в нашем экскурсе в прошлое не было). В первый тип входят: массовые действия карнавального типа, народные демонстрации, народный театр, обрядовые действия (условно_«карнавал»). Второй тип: современный театр, митинги, собрания формальных и неформальных групп, церковная служба как действие и т.д. (условно «собрание»). Третий тип: библиотеки, выставки, музеи, наглядная агитация (условно — «книга»). Четвертый тип: кинематограф, телевидение, радио, печать (условно — «фильм»). Каждый из четырех типов ССМК располагает соответствующим ему типом текста и суммой выразительных средств, соответствующих типу текста. ССМК-1 соответствуют «карнавальные», «народнотеатральные» типы текста; ССМК-2 — спектакль современного театра, церковная служба, собрания формальных и неформальных групп как тексты; ССМК-3 - «книжный текст; ССМК-4 - кинофильм или телефильм, радиопередача газета как тексты. В последние годы наблюдается проникновение одних текстовых форм в другие (например, современное театральное представление может включать в себя фильм). Системный анализ заставляет рассматривать текст в обязательной связи с ССМК, являющейся для этого текста специфической. Это тем более необходимо знать (и мы к этому еще вернемся), так как естественные коммуникации (полная естественная — первобытного общества; неполная — в период разложения первобытного общества) стимулируют, повышают творческую активность на полюсе восприятия, а технические — заданно понижают ее (поэтому здесь особенно важна содержательная сторона текста).

Принципиальное противоречие между текстом и ССМК наблюдается тогда, когда последняя используется для передачи текста, генетически не родственного, чуждого ей. В определенных противоречиях находятся фольклорные тексты и телевидение, В данном случае тексты рассчитаны на естественные, живые ССМК, и, созданные внутри них, как их часть, они могут адекватно функционировать только в условиях «своих» ССМК. Поэтому в телепередачах «Народное творчество», «Творчество народов мира», «Радуга»
фольклорные произведения мумифицируются дважды и тем самым отдаляются от нас: сначала они фиксируются па пленку и затем передаются в эфир. Противоречие явное. И потому-то возрастает в таких передачах роль комментария, который, будучи уже генетически связанным с телевидением, помогает обнаружить, выявить специфику фольклорного произведения,
Именно комментарий самих исполнителей оставляет радостное чувство утверждения и бессмертия народной жизни в польском конкурсном телефильме «Цимбалистов было много...» (фестиваль «Радуга», 1 программа ЦТ СССР, 9 февраля 1997 г.). Этот комментарий, пронизанный светлым образным словом, вместе с мимикой, жестикуляцией героев как раз и снимает противоречия между фольклором и способом его отражения, «привязанных» к техническому средству массовой коммуникации.

Комментарий в целом и его части являются в этом фильме и сами по себе законченными фольклорными произведениями. Это и рассказ крестьянина о гармони, о том, как еще сорок лет назад, до войны, она была передана герою по наследству, и как у него неожиданно «пропал слух» и поэтому гармонь была стыдливо спрятана, и как после войны на гармони все же пришлось играть, хотя «слуха» не прибавилось, потому что он «понял, как музыка нужна... работаешь, а вспоминаешь праздник». Это и рассказ деревенской женщины о песне, взволнованный, эмоциональный, оптимистичный («Ох до чего же я люблю музыку!.. Все бы отдала за нее, только бы солнце не отдала, а все золото отдала бы... Без музыки да без песни, как и без солнца, на свете не проживешь»). Это и заключительные слова о песне, «самом дорогом нашем наследстве», -  ораторская речь, произнесенная где-то на одной из ярмарочных площадей. Режиссер и автор сценария Витольд Замбровский снимал не подготовленных для съемок народных певцов и музыкантов среди движущегося транспорта, спешащих по своим делам людей и останавливающихся «послушать»: фольклор жив, народное искусство, живая народная публицистика бессмертны, ведь это же «наша песня, самая старая, самая популярная, пережила немецкую оккупацию».
Все эти характеристики: 1) комментарий; 2) и не просто комментарий, а авторско-народный комментарий; З) живое образное слово; 4) драматургическая целостность и законченность всех частей комментария (в том числе и своеобразного комментария -  песенного и музыкального -  к народным игрушкам, маскам, бытовым поделкам) и их разнообразие; 5) драматургическая законченность масок самих исполнителей; 6) публицистичность народной речи; 7) съемки «в жизни», съемки не музейного, а живущего, борющегося народного искусства и народной публицистики - подчеркивают вывод о том, что если и присуждать премии фильмам о народном творчестве, то только за то, как о нем в фильме рассказано, как оно представлёно, как раскрыта неумирающая душа народа, вечно живое, неукротимое стремление народа к творчеству и вместе с тем к счастью, к справедливости, ибо и творчество, и счастье, и справедливость в народном сознании неразделимы.
Различного рода телефестивали народного искусства и художественной самодеятельности нуждаются из-за отмеченных особенностей в тщательной разработке условий конкурса. Ведь фольклорные сокровищницы народов разных стран равнозначны друг другу, нет фольклора худшего и фольклора лучшего. Народное искусство не знает призовых мест.
Расцвет народного искусства в социалистических странах, народное искусство рабочего класса и крестьянства, борющихся за свое освобождение в странах капитала, доказывают беспочвенность утверждений о том, что фольклор, рожденный «сельской стихией», теперь загнан на эстрадные подмостки и в стилизованные кабачки и функция этого рафинированного, усмиренного «фольклора» состоит только в развлечении аудитории, оторванной от зрелищного действия. Именно подобного рода утверждения содержались в выступлении шведского режиссера и продюсера по Т программе ЦТ 14 февраля 1977 г., через пять дней после показа фильма «Цимбалистов было много...». Шведский фильм как раз и был скорбной сагой по фольклорному искусству, скроенной в соответствии с теоретическими рецептами режиссера: он рассказывал только о прошлом фольклора, только о былой виртуозности непрофессиональных скрипачей, не более. В испанском же конкурсном фильме «фольклор» вообще как бы обслуживал сытеньких, подвыпивших сельских хозяйчиков.

Как и раньше, живые народные тексты участвуют в создании общественного мнения. При соблюдении определенных условий эти тексты могут эффективно взаимодействовать и с генетически несвойственными им средствами массовой информации и пропаганды.
В отечественной научной литературе отмечается, что формирование общественного мнения — эта родовая функция публицистики — связано с взаимодействием теоретического и массового сознания. Это не значит, что формирование общественного мнения связано с этим взаимодействием при равном участии того и другого: в первобытной общине, в условиях ССМК-1, мнение одного было выражением мнения всех, а мнение всех было выражением мнения каждого, а ведь то и другое представляли адекваты массового сознания,

Это не значит, что формирование общественного мнения связано с этим взаимодействием при равном участии того и другого: в первобытной общине, в условиях ССМК-1, мнение одного было выражением мнения всех, а мнение всех было выражением мнения каждого, а ведь то и другое представляли адекваты массового сознания,  поскольку теоретическое тогда просто-напросто еще не существовало. В то же время побед научного знания в наши дни, наличие научной доказательности и в массовом сознании, эта все более ощутимая тенденция современности, могут связывать формирование общественного мнения в значительнейшей степени с теоретическим сознанием. Общее верное положение о связях между общественным сознанием и общественным мнением как результат взаимодействия массового и теоретического сознаний оказывается исторически обусловленным. И уже, конечно, нельзя считать мнение прерогативой только нового и новейшего времени, прерогативой бурного развития полностью технических ССМК, прерогативой только средств массовой информации и пропаганды. Общественное мнение ничуть не старше и не младше самого человеческого общества, но его формирование в разные эпохи развития человечества имело разные качественные особенности.
Здесь мы сталкиваемся с проблемой распределения техники и эстетики суггестии (внушения) и контрсуггестии по типам систем средств массовой коммуникации. Наблюдается интересное соответствие и распределение суггестии  контрсуггестии по типам ССМК.
В ССМК-I наблюдается большая эмотивность (обращение к эмоциям) и суггестивность воздействия по сравнению с другими типами. В эпоху первобытного общества суггестия служила целям давления общины на каждого ее члена, целям принуждения или убеждения каждого донаучными методами, основанными прежде всего на безусловной вере. Развитие современных типов ССМК все более связывается с убеждением научными методами, с развитием научного мышления в массовой аудитории и в этом еще раз проявляется верность положения о том, что развитие общественной жизни должно рассматриваться и в связи с развитием законов природы.

Диалектика развитий научного мышления в массовой аудитории — предмет внимательного изучения нашими учеными, представителями разных отраслей научного знания.

Несомненна связь идей, системных представлений о развитии общества и природы  Вернадского с «суггестивно-ковтрсуггестивной» концепцией Б. Ф. Поршнева. Картина движения и поиска истины человечеством, нарисованная учеными, важна потому, что она отражает движение форм общественного знания суггестии и контрсуггестии, в развитии его от бездоказательной веры к научной доказательности. Высказанные Б. Ф. Поршневым характеристики суггестии и контрсуггестии (в их историческом аспекте развития) распределяются по указанным типам систем СМК.
ССМК-1. «Суггестия в чистом виде тождественна полному доверию к внушаемому содержанию, в первую очередь к внушаемому действию... Если суггестия - исходная пряжа исторической психологии, если сплетения суггестии и контрсуггестии образуют ее ткань, то контр-контрсуггестия вышивает уже подлинные исторические узоры на этой канве... Как в гипнозе повторение внушаемого усиливает эффект, т. е. снимает остатки противодействия внушению, так и в общественной жизни повторность, настаивание -  могучее орудие коллективных «представлений». Традиция, обычай, культ, ритуал, всякое заучивание правил, текстов, церемоний, стереотипов выражения эмоций -  все это в истории народов Земли было весьма действенным средством истребить самовольство и самоуправство, т. е. задушить в зародыше негативизм поведения... В первобытном обществе взаимное обособление локальных, родственных и этнических групп особенно эффективно обеспечивало максимум суггестии, затрудненность контрсуггестии».
ССМК-3. «...Убеждение, как и принуждение, в свою очередь можно разделить на два вида: убеждение донаучными аргументами, в том числе ссылками на земные и неземные авторитеты, и убеждение средствами науки — фактами, поддавшимися проверке, и логикой.
Первый путь убеждения почти безраздельно господствовал в древней и средневековой истории. Колоссальной силы оружие в его распоряжении -  письменная речь, письменность. Ее психологическое отличие в том, что на нее нельзя ответить, — она одностороння. С источником этой речи невозможно спорить, ибо это либо царь или предок, оставивший потомству высеченные надписи, либо боговдохновенный пророк или сам бог, либо автор, превзошедший других в тех или иных знаниях и исчезнувший за закрывшим его занавесом папируса, пергамента, шелка, бумаги. Очень долгие века для неграмотных письмена были тождественны абсолютно непререкаемой и веской истине, да и среди грамотных немногие отваживались противопоставить их друг другу».
Связь идей В. И. Вернадского и концепции Б. Ф. Поршнева выражается и в тождестве оценки нового и новейшего времен, включающих и функционирование ССМК-3 и ССМК-4 с их текстами: «.300-летний непрерывный и ускоряющийся прогресс науки и ее распространение вширь на мышление сотен миллионов нынешних людей предвещает относительно скорую победу научного мышления, т.е.доказательного и убедительного мышления над всеми прежними формами... Неодолимая сила распространения марксизма - в его научности... Научное мышление глубочайшим образом, нерасторжимо сочетается с идеей человечества, доказательство адресуется не кому-либо, а вообще человеку... В наши дни человечество - это уже не собирательная идея, а крепнувшая в сложной борьбе реальность... В классово антагонистических обществах получили могучее развитие средства контрконтрсуггестии -  насилие, вера, доказательство. Только последнему из них принадлежит будущее».
В этой картине движения форм общественного сознания обратим внимание и на такие особенности помимо выделенного нами «соответствия в распределении»: суггестивность стереотипа, его историческую обусловленность; использование систем СМК эпохи первобытного общества (живые, естественные средства) в наше время для целей, которые в древности им не были свойственны. Эти особенности нам предстоит запомнить, потому что мы еще раз вернемся к проблеме использования стереотипов в пропаганде и к проблеме использования всех систем СМК в деле коммунистического воспитания. Так связываются взгляды В.И.Вернадского и Б.Ф.Поршнева с общим контекстом нашей работы.
Преобладающим типом технически развитого общества, как было уже отмечено, является ССМк-4, полная техническая ССМК. Но это не значит, что полная техническая ССМК действует наиболее эффективно и всегда на всех уровнях: она обеспечивает коммуникационное единство больших социальных общностей. Задачи же, например, в области управления внутри коллективов, в области образования, индивидуального самообразования эффективно решаются при помощи других типов ССМК. Кроме того, сама аудитории может использовать другие типы ССМК, противопоставляя их полной технической. В частности, это наблюдается тогда, когда официальная и неофициальная пропаганда, официальное и неофициальное общественное мнение обнаруживают большое расхождение, несовпадение по своим установкам. В технически же неразвитых обществах полный технический тип ССМК вообще не является преобладающим.
Знания о том, какой тип ССМК является преобладающим в данном обществе, и умение практически применить его имеют первостепенное значение для пропагандистской и контрпропагандистской деятельности. И не всегда полный технический тип ССМК является в такой деятельности наиболее эффективным средством в достижении пропагандистских и контрпропагандистских задач.

  Абсолютного средства воздействия среди типов ССМК нет вопреки утверждениям авторов технотронных теорий пропаганды. А если уж говорить о значении определенных типов ССМК в условиях научно-технического прогресса, то именно фетишизация полностью технических ССМК, и в частности средств массовой информации и пропаганды, заставляет нас обратить особое внимание на живые, естественные системы. Вообще роль ССМК-1, -2 в условиях НТР в целях внешнеполитической пропаганды приобретает исключительное значение как средство противоборства с враждебной идеологией. Вспомним, ведь и служили-то эти два типа когда-то (особенно ССМК-1) целям скрепления ойкумены общины и ограждения ее от чужой информации. Вспомним, что именно живые, естественные связи помогали сохранению народных традиций и обычаев. Абсолютного средства нет, но оптимальный вариант использования систем средств массовой коммуникации в конкретной ситуации возможен.
Исключительно эффективно использование живых, естественных коммуникаций в пропагандистских целях, например, в развивающихся странах. Так, в Эфиопии, стране почти поголовной неграмотности, задачу разъяснения программы революционного правительства среди крестьян и кочевников-скотоводов было невозможно выполнить при помощи технических СМК. И тогда, осенью 1974 г., была проведена массовая молодежная кампания «Земетча» («Развитие через сотрудничество»). В результате самоотверженной пропагандистской работы 60 тыс. молодых патриотов было создано свыше 20 тыс. крестьянских кооперативных ассоциаций, объединяющих более 5 млн. человек, построены десятки и сотни школ и медпунктов, обучены грамоте сотни тысяч крестьян, т. е. созданы предпосылки для действий и других систем СМК.
Любое современное государство заинтересовано именно в комплексном использовании — всех типов ССМК с выдвижением того или иного типа в качестве ударной силы в зависимости от специфики решения государственных задач в той или иной социальной, идеологической обстановке.
Устная естественная коммуникация в небольших группах и техническая коммуникация, осуществляемая местными средствами массовой коммуникации в масштабах области и района, в условиях централизованной пропаганды, как внутри-, так и внешнеполитической, чрезвычайно важны, и важны тем более, когда мы сталкиваемся с враждебным идеологическим воздействием при помощи полностью технических средств массовой коммуникации.
В определенных общественных условиях решающую роль может играть, например, третий тип ССМК. В одной из наиболее развитых технически стран Европы – ФРГ - достойными соперниками и конкурентами средств массовой информации и пропаганды являются так называемые «частнопрокатные» (полулегальные) библиотеки, которые производят по шесть книговыдач в год на каждого взрослого человека.
Наиболее же эффективно комплексное использование всех типов ССМК. Все четыре типа использует в своих интересах Ватикан: технические типы оказывают здесь поддержку одной из основ клерикальной культурной традиции - подлинно массовому — без кавычек - средневековому религиозному действу во всех его видах, от церковной службы до мистерии. Владеющие огромными средствами клерикалы имеют в своем распоряжении многочисленные издательства, библиотеки, кинозалы, спортплощадки; они руководят самодеятельностью, школьными кружками, туризмом, не оставляют без внимания ни один участок культурной работы, стремясь удержать в своих руках дело воспитания масс. Ватиканское радио вещает двадцать четыре часа в сутки; по центральному итальянскому телевидению два раза в неделю выделены специальные часы для религиозных бесед. Ватикан выпускает — помимо чисто религиозных пропагандистских брошюр и бюллетеней - огромное количество книг, печатает множество газет и журналов. Располагают клерикалы и промышленным комплексом, состоящим из издательства с типографией, киностудии, фабрики грампластинок, радиостанции. Вот так, в одной упряжке, делая одно дело, добрососедствуют древние типы систем СМК и современные средства массовой информации и пропаганды.
С функционированием ССМК-2, -3 связана, в частности, и так называемая черная пропаганда, и специфические, продолжающие ее «живые» тексты (слухи, сплетни, анекдоты), подкрепляемые подпольной, нелегальной книжной продукцией. В рамках же применения систем СМКв определенных реакционных целях можно и нужно рассматривать сборища сторонников различных «фюреров», где используются пластинки и записи их речей, собрания сект и т. д. и т. п. На живой, естественной коммуникации основана деятельность и пресловутого «Корпуса мира».
Не каждое государство, однако, в состоянии реализовать полностью стремление использовать все четыре типа ССМК.

Деятельность всех четырех типов заданно оптимальна в условиях развитого социалистического общества. Это характерно и для типов, и для деятельности всех типов их взаимосвязь. Сама специфика развитого социалистического общества, его целевая функция и основные политические, экономические, социальные функции требуют комплексного планового использования всех четырех типов. Они используются как система массовой информации и пропаганды (печать, радио, телевидение), применяются в системе политического и экономического образования и в системе устной политической агитации. Ни одна страна в мире не располагает столь мощными резервами и столь прочными традициями в комплексном использовании систем средств массовой коммуникации, как наша. ЦК КПСС в февральском (1977 г.) постановлении «О повышении роли устной, политической агитации в выполнении решений ХХV съезда КПСС» подчеркнул важность дальнейшего развития, совершенствования политической агитации, диктуемых задачей именно комплексного подхода к постановке всего дела коммунистического воспитания». Структура политико-агитационных форм идеологической работы определяется в документе четкими функциональными задачами: воспитание трудящихся в духе марксистско-ленинского мировоззрения, коммунистической убежденности, социалистического патриотизма и интернационализма; своевременное, квалифицированное разъяснение происходящих в мире событий и возникающих у трудящихся вопросов; воспитание коммунистического отношения к труду и общественной собственности, создание нетерпимого отношения к любым отклонениям от норм социалистического образа жизни, разоблачение клеветнических измышлений буржуазной пропаганды.
Подобного рода задачи требуют, чтобы система устной политагитации тесно взаимодействовала с другими системами по следующим направлениям: она должна учитывать информированность аудитории через средства массовой информации и пропаганды (печать, радио, телевидение); политагитационная тематика должна координироваться с тематикой текстов этих средств; журналы и издательства (особенно специальные), центральные и местные газеты призваны оказывать системе устной политагитации постоянную помощь.
Такая функционально-структурная координация невозможна в условиях буржуазного общества, где системы СМК развиваются однобоко, в зависимости от экономической конъюнктуры, прежде всего, с креном в ту или иную сторону. Конечно, развитию систем СМК в условиях социалистического общества тоже свойственны определенные противоречия, в том числе и определенный технический тамбурмажоризм, однако это противоречие качественно нового процесса развития, аналогий которому не найти в буржуазном обществе, функционально-структурная координация, отмеченная в февральском (1977г.) постановлении ЦК КПСС, направляющая этот процесс, свойственна только развитому социалистическому обществу.

Развитие систем средств массовой коммуникации в контексте исторического развития человечества идет по восходящей, а их значение в развитом социалистическом обществе все более и более возрастает. Принижать значение какой-либо из систем СМК и в теории, и на практике значило бы вносить субъективный произвол в развитие подлинно научных представлений об ССМК, с одной стороны, и сдерживать развитие самих ССМК — с другой, что мешало бы делу коммунистического воспитания.
В постановлении ЦК КПСС отмечается, сколь велика роль политагитационной работы, связанной с живыми, естественными средствами коммуникации, в формировании и изучении общественного мнения, И было бы неверно связывать это только с техническими средствами, тем более связывать возникновение общественного мнения только с этими средствами. В боевом арсенале народа — не только средства массовой информации и пропаганды, но и старое, не менее грозное оружие - «живые», естественные средства массовой коммуникации.
Знание истории возникновения и развития всех этих типов важно для нас еще и потому, что в средствах массовой информации и пропаганды и в их текстах уже объективно обнаруживаются реликтовые следы живых, естественных систем, К сожалению, журналисты еще мало знают об этих мощных реликтовых формах, далеко не в полной мере осознают их объективное присутствие. Между тем каждая страна, любой народ имеет здесь свои традиции, обладает своим историческим опытом, а наша страна — традиции уникальные, которые привлекают все большее внимание современной науки. Прежде всего, в письменных жанрах, специфических для средств массовой информации и пропаганды текстах, уже заданно обнаруживаются, как мы увидим в дальнейшем, целые залежи, пласты устных, «живых» жанров. Перефразируя известные слова об искусстве, можно и о публицистике сказать, что здесь «концы перекликаются с началами».

 

 

| О хозяине кабинета | Публикации Пряхина М.Н. | Страница для студентов| Библиотека|Архив новостей | Карта сайта |

вверх


© Пряхин М.Н..| zavetspisok@mtu-net.ru