60-летию Великой Победы посвящается.

Имею удовольствие представить рассказ Татьяны Назаренко, который получил первую премию на традиционном конкурсе студентов-журналистов и связистов с общественностью на тему "Герой нашего времени". Это захватывающее повествование о  событии партизанской войны против гитлеровских захватчиков в Белоруссии. Рассказ заставил несколько по-иному осознать границы того понятия, которое вкладывается в слова  «наше время». Герои Великой Отечественной войны не перестали быть героями нашего времени.Рассказ публикуется с незначительными сокращениями и исправлениями.

 

Назаренко Т.

Продукты для зондеркоманды

Смелого пуля боится, смелого штык не берёт…

Люди проявляют сверхъестественные способности, если идут на благое дело спасения товарищей.. Я расскажу о совершенно необычном событии, реально произошедшем с человеком, которого я хорошо знаю и люблю.

Это было в 1943 году в Белоруссии. Бригада с грозным названием «Смерть фашизму» давнодонимала немцев своими дерзкими вылазками. Мой дед, Иван Прохорович Дидуля, в то время 25-тилетний парень, худой, усталый от непрерывных боев, был ее комиссаром. На уничтожение этой бригады была послана целая дивизия СС. На площади в несколько квадратныхкилометров их бомбила авиация, била артиллерия. Одной из самых болезненных точек этой сложной ситуации были, конечно, раненые. Основная проблема для их выживания и выздоровления было полноценное питание. А где его взять? В населенные пункты, деревни заходить было опасно, не столько для партизан, сколько для их жителей. Каратели сжигали всех, кто помогал партизанам. Как быть, что делать?

И комиссар предлагает дерзкий план – получить продовольствие у немцев в районном центре Смолевичи, на центральном складе.

- Подготовим группу партизан, знающих немецкий язык, переоденем в немецкую форму, подделаем накладные и получим продукты со склада, так сказать, на законном основании.

Идею восприняли как безумную авантюру.Но выхода не было и план, в конце концов, был принят. В группу включили двух немцев, бельгийца и француза. Кроме них и Ивана больше партизан, знающих немецкий язык, не было. Поэтому брали самых храбрых и находчивых. В отряде был художник, он подделал и заполнил бланки накладных, оформив их печатью, вырезанной из картошки.

Надевая ненавистную форму капитана СС, примеряя перед зеркалом фуражку с черепом и костями на тулье, Иван тщательно рассматривал каждую деталь. Вот он, молодой, худощавый, подтянутый, встречает свой взгляд. В светло-карих глазах, как в застывшем янтаре, ненависть в каждом блике.

- «Нет, не так. Решимость должна быть, а ненависть пока попридержим… А  что худощавый, это даже и неплохо: за бандитами гоняюсь, поесть некогда. Главное - решительность и действия на упреждение»

Группа Ивана, выехав из лагеря перед рассветом, миновала деревню Шпаковщину – последнюю, которая контролировалась партизанами. Когда дорога через перелески кончилась, санный обоз из пяти упряжек выбрался на автостраду Минск – Москва. В первых санях в форме капитана СС ехал комиссар. Вскоре сквозь завесу метели стали показываться встречные грузовики. Перед Смолевичами им повстречался санный обоз, выехавший на шоссе с проселочной дороги.

 На окраине города Иван  заметил полицейский пост и дал знак вознице, чтобы тот придержал лошадей и пропустил вперед обоз попутных немцев. Полицай, невысокий плотный парень лет двадцати трех, проверив у тех документы, подошел к саням партизан.

Иван протянул полицаю поддельное удостоверение. Посмотрев на них раз – другой, немец спросил:

-   Пароле, гер офицер?.

-         Что ты хочешь? – вопросом на вопрос пренебрежительно ответил Иван . А у самого сердце зашло.

- Пароле? – повторил вопрос полицай.

- К черту с твоим паролем! Вперед – вот мой пароль! Понял, идиот? - зло крикнул возмущенный капитан.

От неожиданности тот вытянулся в струнку и захлопал глазами. Кроме слова «идиот» он ничего не понял. Но грозный вид капитана ничего хорошего не сулил. Чтобы поскорее отделаться, испуганный полицай поспешил открыть шлагбаум.

Продовольственный склад  размещался в больших деревянных бараках посреди обширного двора, обнесенного колючей проволокой.

Внутри двора и на  улице стояло много саней, фургонов и автомашин. Всюду были немецкие солдаты, дожидавшиеся очереди.

-         Нам, видно, долго придется здесь сидеть, как на пороховой бочке, – заметил один из партизан.

-         Не затем ехали, - уверенно заявил Иван .А сам еще не знал, что предпринять, но прекрасно понимал, что они не смогут стоять в очереди.

 Вдруг он  заметил, что во дворе недалеко от склада буксует легковой «Мерседес». Колеса её все глубже зарывались и, скоро машина окончательно села. Никто даже не подумал помочь ее вытащить, хотя видели, что рядом с ней стоит пожилой полковник.

Быстро оценив ситуацию, Иван громко, так, чтобы все услышали, крикнул своим:

- Помогите господину полковнику. Быстро!

Четверо, знавшие немецкий, тихонько перевели приказ товарищам, и вся группа поспешила к машине.

Полковник явно расчувствовался и подарил капитану пару пачек дорогих сигарет. Иван раскланялся и пошел к складу. Он увидел, что в очереди нет никого старше его по званию. Не спеша подойдя к немецким офицерам и солдатам, он резко выкрикнул:

- Что за сборище, а ну пропустите!

Толпа послушно расступилась. Тогда он в сопровождении двух помощников направился к длинному столу, прикрывавшему проход в здание склада. За столом сидел начальник – итальянский офицер, видевший эпизод с машиной полковника. Иван  окинул его надменным взглядом, не торопясь вытащил из новенькой полевой сумки накладную и сказал:

-  Я выполняю срочный боевой приказ, прошу отпустить мне продовольствие без очереди.

Шеф склада развел руками. По его забегавшим глазам было видно, что он раздумывал: стоит ли связываться ему с этим нахальным капитаном…

В очереди зароптали...  «Свинство!» - осмелился сказать один из младших офицеров. Иван обернулся, демонстративно положив руку на кобуру и  сквозь зубы прошипел:

- Еще одно слово и тебе больше не видеть Божьего света!

Тем временем, не желая обострять отношения, начальник склада прочитал накладную и схватился за голову.

— На 350 человек и на три недели?! Но есть приказ отпускать всем без исключения не больше, чем на неделю...

«Что делать? Как себя вести? И, почему я заранее не узнал о нормах отпуска продуктов через агентов? — пронеслось в голове Ивана а. — Выход один — надо рисковать! Пойду с главного козыря.

—  Я действую по личному приказанию имперского комиссара Белоруссии гауляйтера господина фон Готберга. Ясно?

Это возымело неотразимое действие.

— Я... сейчас, минуточку. Проверю, сколько у меня шпика и масла,— и скрылся в складе за штабелем ящиков.

«Как бы не напакостил этот макаронник. И куда он побежал? Не позвонит ли он коменданту по телефону?» — забеспокоился Иван  и решил пойти следом.

Завскладом уже стоял в глубине здания у письменного стола спиною к входу. Прикрывая ладонью трубку телефона и согнувшись, он вполголоса  говорил:

- Документы, гер обер-лейтенант, в порядке... Но ведь, гер комендант, он просит на три недели, понимаете, на три... Вот именно, такого еще не бывало...

Тогда наш капитан рывком отобрал у интенданта трубку:

— У аппарата капитан Ганс Миллер! Хайль! —Иван назвал наиболее распространенную в Германии фамилию.— В трубке хрипло прозвучал ответ на приветствие.

Комиссар партизанского отряда понял, что заведующий складом говорил с обер-комендантом райцентра Смолевичи, фамилию которого он хорошо знал.

— Гер обер-лейтенант Шранке, убедительно прошу приказать этому неповоротливому складскому интенданту скорее выдать мне требуемый запас продовольствия!  Господин комендант, мой специальный батальон, о котором, как меня информировали при отправке из Минска, вас уже поставили в известность, выполняет срочный приказ гера гауляйтера фон Готберга, связанный с проведением очень важной операции против партизан... Да, да на три недели! — нарочно громко воскликнул Иван, а сам подумал: «Вру, а ты не станешь проверять! Пороху не хватит обратиться в канцелярию гитлеровского комиссара в Белоруссии». В ответ трусливый комендант заявил, что продукты батальона выдадут без промедления, но тут же добавил:

— И все-таки, капитан, возьмите продуктов только на неделю. Думаю, что такой бравый офицер, как вы, вполне успеете расправиться с бандитами за недельный срок. Ну, а если задержитесь, то в любое время пришлете людей за новым пайком.

Поняв, что переубеждать коменданта бессмысленно, а итальянец его слов не слышал, Иван  пошел на край­нюю авантюру.

— Гут, гер обер-лейтенант! — закончил он разговор с деланной радостью. Подняв трубку и ткнув в нее паль­цем, сказал:

— Господин Шранке не такой бюрократ, как вы. Сра­зу видно, что понимает службу и не пытается брать под сомнение приказы высшего начальства. Хорошо, что мне некогда, а то бы вам дорого обошлось недоверие, прояв­ленное к приказу гауляйтера. Ну, ладно... Так вот, гер обер-лейтенант приказал выдать на три недели и немедленно, черт возьми! Ну, живо!

Иван  небрежно бросил трубку на рычаг и фамильярно хлопнул интенданта по плечу. Видя, что шеф склада всему поверил, он распахнул борт шинели и полез в карман за сигаретами. Высшие гитлеровские награды на его груди вконец смутили итальянца.

Лишь только теперь комиссар бригады свободно вздохнул. Вышел на крыльцо, закурил сигарету и крик­нул во всеуслышание:

—    Ну, чего стоите, разинув рты? Подавайте лошадей!

На складе, наверное, никто еще так быст­ро не грузился. Сливочное масло в бочонках, мука, сахар и соль в мешках, большущие бутылки со спиртом, ящики с консервами, макаронами, сигаретами, печеньем ... Партизаны забрали почти что все, что было на складе. Немецкие интенданты, стоявшие в очереди, только жалобно причитали.

Лошади едва стронули груз с места…

Спустя много-много лет  Иван  Прохорович рассказывал:

- На складе все произошло быстро, раздумывать было некогда. А вот на об­ратном пути вся душа изболелась. Дорога длинная, а лошади с перегруженными санями едва тащились...

Был потом ещё один поход к немцам «за продуктами». И опять форма СС, дерзкое поведение  худощавого капитана с железным крестом парализовали заведующего базой, и снова он распорядился выдать в три раза больше обычного… Но уже на этот раз дело не обошлось без стрельбы и погони. Видимо, интендант всё-таки позвонил руководству СС и поднял запоздалую тревогу.

Рассказы с конкурса на тему "Герой нашего времени"


© Пряхин М.Н..| zavetspisok@yandex.ru