Новый тривиум и международная журналистика

Пряхин М.Н.

Пропуском в корпорацию международных журналистов становится новый («англосаксонский») тривиум - знание английского языка, современных компьютерных технологий и прагматическое мышление.

Современная международная (интернациональная) журналистика – корпорация, выполняющая задачи, аналогичные задачам средневековых клириков католической церкви. Как со времен раннего Средневековья шла христианизация Европы через распространение власти Папы, так и нынешние СМИ заняты объединением континента и всего мира но уже на основе иных – нерелигиозных ценностей. Подобно католической церкви - важнейшему институту Средневековья, гигантские информационные империи ныне представляют собой главный вид общественного производства.

Для России информационное производство является в наибольшей степени по сравнению с иными отраслями промышленности денационализированным, подверженным влиянию как иностранного капитала, так и западных технологий. Это обстоятельство во многом определяет новые требования к журналистским кадрам.

Если продолжать сравнивать журналистов-международников с клириками, то прослеживаются некоторое соответствие в системе их подготовки.

Для доступа в высшее общество, получения влиятельных должностей средневековому школяру нужно было прежде всего, овладеть тривиумом. Тривиум (латинское  trivium - трехпутье) с античных времен является основой образования. Это набор из трех предметов - грамматики, риторики и философии (диалектики). Классический тривиум учил молодого человека письму (грамматика), речевому поведению (риторика) и рассуждению (философия). Причем обучение велось на латинском языке и сразу ориентировало молодого человека вненационально, вводило его в корпорацию ученых мужей, связанных с родной почвой менее, чем с международной церковной организацией.

В наши дни в международной журналистике (а вся журналистика, включаясь в глобальный контекст, постепенно становится международной) выявляется  набор иных основных предметов - информатика, английский язык и экономика. Владение ими для современного молодого человека, занимающегося журналистикой, служит пропуском в некоторую неформальную интернациональную общность, ориентированную на Европу и США.

Но почему эти три предмета? На мой взгляд, потому, что именно они формируют основные коммуникативные навыки современного преуспевающего деятеля  - и не только журналиста. Можно сказать, что перед нами «новый тривиум».

Новый тривиум учит умению писать, говорить и думать, но в соответствии с требованиями, которые предъявляются в наши дни на международном рынке высококвалифицированного труда – писать на компьютере, говорить по-английски, думать категориями экономическими.

Реальность нового тривиума заставляет нас задуматься: был ли у нас тривиум как база образования в том исходном смысле, какой это слово имело в средние века в Европе? В советское время формально не было. Но фактически в школе учили и учат основным коммуникативным навыкам - письму, речи и мышлению.

 Если попытаться даже поверхностно, что называется, в первом приближении определить характеристики нашего тривиума - они, на мой взгляд, прямо противоположны характеристикам нового - англосаксонского.

ПИСЬМО. С одной стороны - естественное письмо, сам процесс написания от руки или рисования букв и слов по-русски - а с другой стороны - набор текстов на компьютере, который, как правило, снабжен двойным набором шрифтов на клавишах, требует минимального знания латинского алфавита и английских слов-команд

РЕЧЬ. Английский язык - упрощенный инструмент для делового общения в конторе, но совершенно неуместный для задушевного разговора, передачи тончайших переживаний. Русский язык относится к флективным (причем самый флективный в мире!) и позволяет человеку овладеть инструментом словообразования, способностью к интуитивному пониманию речи через ассоциации и угадывание значения корней в новых контекстах, делает мышление свободным целостным. Английский, образовавшийся изначально как межнациональная смесь языков (англосаксонского, датского и французского) - относится к аналитическим языкам и не имеет могучих механизмов словообразования, практически не дает отдельному слову способности нести самостоятельный смысл вне контекста, ограничивает мысль жесткими рамками фразеологии и стандартных речевых конструкций.

Отсюда, очевидно, вытекает и разная степень их «риторичности», привязанности к жестким стандартам, устоявшимся конструкциям речевого поведения.

МЫШЛЕНИЕ. Русское мышление, как известно, основывается на иных ценностях, тяготеет к бескорыстному поиску красоты и истины, нежели внедряемое англосаксонское, замешанное на прагматизме протестантской этики.

Наша философская сверхзадача - разобраться в сути нового тривиума и постараться разрешить противоречие его с русским национальным сознанием и глубинной традицией. Думается, что решение - в синтезе нового знания, новой методологии обучения.


вверх


© Пряхин М.Н..| zavetspisok@yandex.ru