Опубликовано в сборнике
«Философские проблемы массовых информационных процессов». М.: УДН, 1990. С.53-62.

ПРИОРИТЕТЫ ОБЩЕСТВА И ОФИЦИАЛЬНАЯ ПРОПАГАНДА

М. Н. ПРЯХИН

На протяжении жизни трех поколений в нашей стране проповедовались два основополагающих и вместе с тем взаимоисключающих лозунга. Первый о том, что «все во имя человека, все на благо человека». Второй же гласил, что следует, прежде всего, развивать производство средств производства, а не «социальную сферу». Иными словами, гармонически развитого человека хотели получить в заведомо негармоничном обществе.

"Сейчас всем понятно, что мало отречься от старой идеи производства ради производства и «повернуть экономику лицом к человеку». Не к этому сводится идея перестройки. Понятие «гармонизация общества», шире, чем «гармонизация экономики». Поэтому в число первостепенных выходит тема социальной эффективности, восстановления общественной гармонии, оптимального взаимодействия «сфер» общества. Но вот что такое «сферы» общества? Сколько их? Какова их иерархия? Что следует считать приоритетной сферой? В советской философской литературе убедительных ответов на эти ключевые вопросы нет. Поэтому в настоящей статье обратимся к рассмотрению тех чисто практических воззрений, руководствуясь которыми наше общество пришло к своему нынешнему состоянию.

В качестве объекта эмпирического исследования выбраны известные всем Призывы ЦК КПСС за 71 год регулярной публикации (1918 — 1989 гг.). Это документы целеполагающего характера, декларирующие официальный курс партии и государства. Тексты Призывов публиковались к 1 мая и к 7 ноября. «В Призывах находят свое отражение внешняя и внутренняя политика КПСС и советского правительства. Обращаясь к трудящимся СССР и других стран, призывая их крепить интернациональные связи, ЦК КПСС сосредоточивает внимание трудящихся на самых важных и неотложных задачах коммунистического строительства» [1] .

В известном смысле Призывы есть программный документ оперативного назначения. Если Программа КПСС определяет долговременную перспективу, стратегические, цели, то в Призывах отражены насущные задачи дня.

Влияние Призывов (до 1943 г. — Лозунги ЦК ВКП (б)) на содержание официальной пропаганды было очень велико. В соответствии с их содержанием осуществлялись текущие корректировки в тематике выступлений газет, радио, телевидения. В редакциях готовились специальные материалы, раскрывающие содержание тех или иных пунктов Призывов. В них отражались официальные цели и ценности.

Немного о жанровых особенностях Призывов. В каждой сводке содержатся высказывания двух видов — «оценивающие» и «побуждающие». В «оценивающих» содержится похвала или осуждение какого-либо явления общественной жизни. Например: «Да здравствуют Советы народных депутатов — политическая основа СССР, важнейшее звено политического самоуправления народа» [2] ; или: «Долой войну из жизни человечества» [3] .

К «побуждающим» мы относим такие высказывания, где содержится собственно призыв, ставится какая-то задача для выполнения. Что особенно важно для нашего исследования, в «побуждающих» пунктах имеется обычно обращение к определенному коллективу, общественному «слою», для которого ставится задача, т. е. перед нами своеобразная разнарядка. Например: «Коммунисты! Будьте в авангарде перестройки! Проявляйте активность и новаторство в работе! С революционной настойчивостью боритесь за осуществление решений январского Пленума ЦК КПСС» [4] , «Граждане СССР! Повышайте политическую активность! Развивайте критику и самокритику — испытанное средство социалистической демократии!» [5] .

Теперь следует уточнить предмет нашего исследования. Автора интересовали официальные цели общества и, главное, исполняющие эти цели субъекты, которые обозначены грамматической категорией обращения. Другими словами, была предпринята попытка выяснить, к кому обращались с призывами за все годы, какой образ совокупного субъекта общественной деятельности при социализме в официальной пропаганде, его качество.

Методика обработки массива пропагандистских стереотипов в Призывах предполагала следующие четыре этапа:

1) подсчет обращений, содержащихся в Призывах за время их регулярной публикации;

2) составление частотного словаря обращений;

3) классификация обращений;

4) выявление приоритетных классов обращений, т. е. таких, которые встречаются в каждой сводке Призывов, составляя инвариант.

Были выписаны все без исключения обращения, встречавшиеся в сводках, составлены картотека и частотный словарь. Источниками послужили подшивки газеты «Правда» с 1918 г., т. е. со времени регулярной публикации Призывов.

Затем из общего словаря были исключены обращения, обозначавшие иностранную аудиторию («Пролетарии всех стран», «Рабочие Англии, Америки, Италии и Японии», «Трудящиеся Германии, стонущие под игом гитлеровских черносотенных  банд», «Братья угнетенные славяне», «Патриоты европейских стран», «Народы стран социализма, международное рабочее движение, народы, ведущие национально-освободительную борьбу, все антиимпериалистические силы», «Народы зарубежных стран» и т. п.), так как в предмет исследования входили только стереотипы, отражавшие структуру и функции советского общества.

После этого была проведена классификация, где уже не принимались во внимание лингвистические особенности обращений, а только их смысл. Результаты классификации отражены в таблице, которая прилагается в конце статьи. В ней 27 групп (классов) обращений с указанием частоты их употребления.

Исследование показало, что год от года количество обращений, содержащихся в одной сводке сразу, возрастало. Максимальное число обращений в период 1918 — 1930 гг. было 11 в одной сводке; в период 1931—1940 гг. максимум  составил 29; в 1941 — 1950 гг. — 43; в 1951 — 1960 гг. — 50; в 1961 — 1970 гг. — 51 (наибольшее число — в майских Призывах 1962 г.). Затем максимум несколько сократился: в 1971 — 1980 гг. — 37; а потом опять несколько вырос в 1981 — 1988 гг. — 47.

Эти цифры, очевидно, отражают: а) естественное усложнение структуры и функций советского общества (по крайней мере, до начала 70-х годов) и б) постепенное превращение Призывов в документ преимущественно целеполагающего характера (что и было закреплено в 1943 г. путем переименования Лозунгов ЦК ВКП (б) в Призывы ЦК ВКП (б). Динамика числа обращений в сводках после 1970 г. — вопрос особый, но, предположительно, уменьшение числа обращений в Призывах не является стилистической случайностью, а отражает какую-то новую концепцию общества, которой руководствовались их авторы. Сейчас, по крайней мере, известно, что в это время, так называемое «застойное», активность советского народа не росла, партия скорее теряла, чем укрепляла связь с массами. Очевидно, это отразилось в Призывах, вес более терявших конкретность содержания и превращавшихся в некоторую формальность, утратившую былой смысл, традицию.

Интересно, как формировался образ адресата .Призывов. Если в 20-е годы можно было отметить преимущественно политическое, классовое содержание лозунгов, то в конце десятилетия появляются «производственные» цели. Наряду с обращениями к «пролетариям», «бедноте», «труженицам Востока», «товарищам, взятым в железо буржуазными жандармами» и т. п. появляются обращения к «колхозникам», «труженикам угольных бассейнов», «инженерам» и т. п. Была видна тенденция к «профессионализации» целей. Совершенно особый набор «персонажей» — в период Великой Отечественной войны; «Братья угнетенные славяне», «Братья и сестры! Русские, украинцы, белорусы, молдаване, литовцы, латыши, эстонцы, карелы, временно попавшие под ярмо немецко-фашистских мерзавцев!», «Матери, жены, сестры!», «Доблестные защитники Кавказа!», «Партизаны и партизанки» и т. п.

Все персонажи послевоенных Призывов по преимуществу «профессионалы»: «Рабочие и работницы, инженеры и техники» различных отраслей промышленности. Перед страной стояли задачи восстановления хозяйства, «производства средств к жизни».

Итак, какой же образ предстает перед нами, каков он, стереотипный среднестатистический образ советского общества? Каковы его приоритетные функции? Для этого обратимся к классификации (см. ТАБЛИЦУ в конце статьи).

В ней 27 групп обращений, расположенных, в порядке убывания их представительности. Это можно с известным допущением рассматривать и как иерархию общественных функций {у каждого субъекта есть своя функция, что очевидно), некоторый вектор общественных усилий за время существования советского общества. Он предстает в своем официальном виде, каким его нарисовали авторы Призывов. Это своего рода и философская концепция общества.

Классификационная таблица показывает, что все группы можно разделить на две части:

первая — постоянно присутствующие во всех сводках обращения (это группы 1, 2, 3, 4, 5);

вторая — нерегулярно встречающиеся в сводках, а также эпизодические обращения.

Первую группу мы назовем условно группой «официально приоритетных субъектов», вторую — «официально неприоритетных субъектов».

Естественно предположить, что первая группа —это некоторый инвариант общественных функций, т. ё., точнее, группы субъектов, выполняющие самые необходимые функции общества. Именно поэтому они присутствуют в каждой сводке Призывов (это установлено чисто статистически). Перед нами, другими словами, субъекты деятельности основных сфер общественной жизни при социализме.

Прежде чем приступить к изложению- основной части исследования — объяснению .и оценке результатов, отраженных в таблице, следует познакомить читателя с инструментом, использованным Для интерпретации эмпирических обобщений.

Автор исходит из существования пяти типов деятельностей, или целевых функций:

1) деятельность по сохранению жизни (рода);

2) деятельность по продолжению жизни (рода);

3) деятельность по производству средств к жизни;

4) деятельность по распределению (присвоению — отчуждению) средств к жизни;

5) деятельность по производству идей, общения [6] .

В основу типологии положена идея Ф. Энгельса о двух видах производства и воспроизводства непосредственной жизни — о производстве самого человека и производстве вещей [7] . Она необходима нам теперь для объяснения и оценки-статистики стереотипов, отражающих приоритеты советского общества.

В результате подсчета и классификации обращений к различным общественным группам выделены следующие группы субъектов, встречающиеся практически в каждой сводке Призывов.

Группа 1. «Коллективы, производящие товары и услуги». Тут достаточно очевидна функция этого коллективного субъекта — «производство средств к жизни».

Группа 2. «Трудящиеся». Можно утверждать, что она связана с политической, классовой функцией государства. Это субъект политического характера, класс, осуществляющий функцию власти, т. е. определяющий порядок «распределения  средств к жизни», характер собственности при социализме.

Группа 3. «Коллективы, производящие сельскохозяйственную продукцию». Функция этой группы та же, что и у первой, — «производство средств к жизни».

Группа 4. «Молодежь». Функция ее не совсем ясна. Даже в первом приближении трудно сказать, что составляет специфическую деятельность молодежи. Далее этому вопросу будет уделено особое место в статье. А пока определим  функцию следующей, последней группы из числа приоритетных официальных субъектов.

Группа 5. «Армия». Несомненно речь идет о функции «сохранения жизни (рода)» — защита от врага и чуждых сил.

Итак, в число приоритетных функций, обозначенных в Призывах, вошли, функции" «производство средств к жизни», «распределение средств к жизни» и «сохранение жизни (рода)».

Осталось выяснить место двух оставшихся функций — «продолжение жизни» и «производство идей» в Призывах. Достаточно просто находим группу, выполняющую функцию «производство идей»: в таблице сразу за официально приоритетными субъектами стоит группа под названием «Творческая интеллигенция» (группа 6). В ней собраны обращения типа «деятели литературы и искусства», «работники культуры», «работники печати, радио и телевидения, издательств и культурно-просветительных учреждений» и т. п.

Труднее оказалось определить место функции «продолжение жизни (рода)», место семьи в этом ряде обращений. Можно было бы предположить, что таковые призывы естественнее всего адресовать группе 15 — «Женщины». Но анализ содержания Призывов, адресованных этой группе, показал, что женщин и девушек приглашают в основном к активности, не связанной с семьей. Во время войны вполне естественным был призыв: «Советские женщины! Овладевайте мужскими профессиями, заменяйте мужчин, ушедших на фронт! Изучайте дело ПВО и ВХО, санитарное дело, связь! Все силы на борьбу с немецко-фашистскими  захватчиками!» [8] Но спустя сорок лет звучит нечто в принципе то же самое, если вдуматься: «Женщины Страны Советов! Активно участвуйте в производственной и общественной жизни!» и только потом, на втором месте — «Слава женщине-матери! Мир  и счастье детям всей земли!» [9] . Вот, например, ноябрьские Призывы 1986 г. В них обращения к женщинам как такового нет, но в пункте 13 читаем:

«Честь и слава советской женщине — пламенной патриотке, неутомимой труженице, заботливой матери!» [10] Как видим, функция матери традиционно стоит не на первом, а на последнем месте. И это не случайно, как показало время. Насаждается стереотип, согласно которому семья есть нечто второстепенное в нашей жизни, частное, несерьезное дело. Он срабатывает на всех уровнях общественного сознания и проявляет себя как разрушительная сила, способствующая демографической деградации в СССР, а с другой стороны — он отражает эту деградацию. Вот характерное высказывание демографа о роли пропаганды: «Демографическая наука могла бы предъявить им (средствам массовой информации и пропаганды. — М. П.) немалый счет за тот сомнительный вклад, который они внесли в усугубление демографической ситуации в стране. Так, на недосягаемый  пьедестал была поднята малодетность, многие годы в качестве идеала счастливой семьи предлагалась модель типа „Папа, мама, я...". И никто не задумывался, что при всеобщем принятии этого идеала население страны сократилось бы вдвое уже через четверть века. Существует своеобразный „культ деловой, по неустроенной обаятельной женщины, и много других стереотипов, которые, к сожалению, взяты из реальной жизни, по, к еще большему сожалению, без соблюдения реальных пропорций» [11] .

В последнее время ученые-обществоведы, осознающие ответственность перед народом, призывают не только восстановить приоритет так называемой социальной сферы, от которой зависит жизнеспособность семьи и вообще жизнелюбие человека, но и создать культ матери, признать ее труд как один из самых сложных и тяжелых творческих видов труда. Это просветление общественного сознания коснулось и Призывов. В майской сводке 1989 г. можно прочитать призыв № 12: «Советские женщины! Повседневно заботясь о благе семьи, активно участвуйте в труде и общественных делах, борьбе за мир» [12] . Впервые авторы Призывов признали, что первостепенной заботой женщины является семья, а потом, уже все остальные нёженские занятия. Но это новшество — вещь в высшей степени нехарактерная и коренным образом противоречащая духу, тональности исследуемых документов.

Как видим, функция «продолжение рода» не только не присутствует в числе приоритетных, но и спрятана куда-то в тень. Однако парадокс Призывов заключается в том, что эта функция все-таки присутствует в числе приоритетов, но в очень своеобразной, превращенной форме. Для того чтобы доказать это, вернемся к нашему нерешенному вопросу о функции «Молодежи»—группы 4 из числа официально приоритетных. Какова роль, которую отводят подрастающему поколению? Давайте рассмотрим содержание некоторых лозунгов, обращенных к молодежи:

«Юность, о юность, иди скорее на смену ушедшим бойцам революции!» [13] ;

«Юные пионеры — дети Октября. Учитесь и готовьтесь стать надежной сменой вашим отцам, матерям, сестрам и братьям!» [14] ;

«Комсомольцы, выше знамя Ленина! Да здравствует комсомол — активный строитель коммунизма, инициатор ударных бригад, боец за коллективизацию деревни» [15] ;

«Учащиеся советской школы! Комсомольцы и комсомолки! Пионеры и пионерки! Овладевайте знаниями, готовьтесь стать борцами за дело Ленина — Сталина!» [16] ;

«Комсомольцы и комсомолки, советская молодежь! Учитесь жить и работать по-коммунистически! Вырабатывайте в себе высокие моральные качества! Будьте сознательными и неутомимыми строителями коммунизма!» [17] ;

«Пионеры и школьники, учащиеся профессионально-технических училищ! Горячо любите Советскую Родину! Упорно овладевайте знаниями, трудовыми навыками!» [18] ;

«Комсомольцы! Молодежь! Претворяйте в жизнь решения XX съезда ВЛКСМ! Приумножайте революционные, боевые и трудовые традиции Коммунистической партии и советского народа! Знания, убеждения, действия — делу перестройки!» [19] .

Что общего во всех лозунгах? Очевидно — функция роста, самовоспитания, преемственности поколений, подготовки к новой жизни. Здесь своеобразно предстает перед нами функция производства субъектов общественной деятельности, выработки новых людей, производства самого человека в социальном, небиологическом смысле.

Аскетичность призывов, обращенных к молодежи, возрастает по мере приближения к нашим дням. Если в 1922 г. «юность» выступает как продолжатель дела погибших, в 1927 г. — как смена отцам, матерям, сестрам и братьям, т. е. предки и семья, еще выступают как ценность, как авторитет, то в последующем это исчезает. У молодежи появляется один общий отец — Сталин. Когда это имя пропадает из Призывов, молодежь становится уже просто «рабочей» или «учащейся»: из сферы семьи ее переместили в холодные стены производственного помещения.

Изгнанная из приоритетов функция «продолжения жизни» - проявляется в скрытом, извращенном виде, но все же проявляется. Как бы мизантропически ни было настроено общество, оно не может существовать без того, чтобы не обеспечивать воспроизводство своих рядов.

Подведем итоги исследования целевых функций советского общества, какими они предстали перед нами в Призывах. Контент-анализ показал, что в число первостепенных входят пять функций: «сохранения рода», «продолжения рода», «производства средств к жизни», «распределения средств к жизни», а также «производства идей». Эти функции вместе с тем распределены крайне неравномерно, неоптимально. Огромное предпочтение уделяется производству вещей. Функция «продолжение жизни» присутствует в скрытой, извращенной форме. Семьи как важнейшего типа коллектива нет среди адресатов Призывов. Функция «производства идей» вообще не вошла в число приоритетных.

Очевидно, что в Призывах отражено ущербное представление о деятельности общества. Долго утверждался образ бессемейного пролетария как главной движущей силы, насаждалась идея приоритета вещей над людьми, производственной сферы над социальной, производства над потреблением, профессиональных интересов над семейными. В Призывах как бы заложены те проблемы, которые мы вынуждены решать сегодня: прежде всего политические и межнациональные. Классификационная таблица достаточно красноречиво указывает на это. Взгляните, какое место в ней занимают важнейшие группы обращений — «этнонимы» (встречаются только четыре раза — в годы Великой Отечественной войны) и «народные депутаты» (упоминаются в 1985 и 1987 гг.).

Возникает вопрос: что и как можно изменить в лозунговой пропаганде? Какими должны быть призывы времен перестройки? Решение связано; видимо, с пересмотром, в первую очередь, партийной программы, с восстановлением человеколюбия в общественном сознании. Только тогда выстроится цепочка: от гуманистического мироощущения — к гуманистической философии, от нее — к программе общего дела, опирающейся на коллективную мудрость народа, и, наконец, к призывам, отражающим задачи дня.

А нынешние призывы еще отягощены таким духом, что тон их и фразеология представляют единое целое, вряд ли поддающееся переделке, даже в частностях. Этот жанр, рожденный в годы гражданской войны, еще хранит в себе интонации военного времени и не допускает никакого иного произнесения, кроме, как громовым агрессивным голосом. Это жанр, отвечающий мироощущению чрезвычайного положения, в котором наша страна живёт многие десятилетия. Мы свыклись с ним, приняли как норму. Поэтому утверждение нового мышления — дело не одного дня.

Ход перестройки и сопротивление ей показали, насколько прочие укоренились ложные представления, слова и интонации. Достаточно вспомнить историю с нашумевшей статьей «Не могу поступаться принципами» от 13 марта 1988 г. в газете «Советская Россия»: В ней настолько последовательно защищается система сталинских мифов и стереотипов, что «Правда» была вынуждена назвать, выступление Нины Андреевой «антиперестроечным манифестом». А между тем в статье отстаивается школьный образ истории СССР. В ряду равноценных замечательных побед стоят и гражданская братоубийственная война, и кошмар коллективизации и индустриализация, и Великая Отечественная война и «культурная революция» и т. д. До сих пор, по словам главного редактора газеты «Аргументы и факты» В. А. Старкова, почти половина читателей высказывается по-прежнему за... Сталина.

Ложные стереотипы — большая сила в руках консерватизма. Их ломка во многом зависит от союза философии и журналистики. И время сейчас тяготеет не столько к активным действиям, так как они скорее всего совершаются под влиянием старых стереотипов, сколько к глубокому переосмыслению пережитого нами, восстановлению представлений о настоящих ценностях, выработке положительного идеала и осознанию общей цели движения.

КЛАССИФИКАЦИЯ ОБРАЩЕНИЙ К СОВЕТСКОМУ НАРОДУ В ЛОЗУНГАХ И ПРИЗЫВАХ С УКАЗАНИЕМ ЧАСТОТЫ ИХ УПОТРЕБЛЕНИЯ (1918 — 1989 гг.)

 I. Группы (классы) обращений, присутствующие постоянно (официально приоритетные субъекты)

 

Частота употребления

1.        Коллективы, производящие товары и услуги (с указанием профессии, отрасли промышленности)

1047

2.        «Трудящиеся»

449

3.        Коллективы, производящие сельскохозяйственную продукцию

408

4.        Молодёжь (в том числе «пионеры», «учащиеся», «комсомольцы»

188

5.        Армия

183

II. Группы (классы) обращений, периодически присутствующие в сводках (официально неприоритетные субъекты)

6.        Творческая интеллигенция

110

7.        «Советские коммунисты»

101

8.        Учёные (в том числе «рационализаторы», «изобретатели», «работники НИИ»

96

9.        «Рабочие» («вообще», как сословие)

89

10.     Педагоги (школьные, вузовские)

87

11.     Работники торговли, общепита, службы быта

82

12.     Медики (кроме военных врачей)

74

13.     Профсоюзы, профсоюзные работники

64

14.     Граждане СССР

52

15.     Женщины

50

16.     Служащие, работники управления

43

17.     Рабочие и крестьяне (как два дружественных сословия)

35

18.     Ветераны (партии, войны, труда и проч.)

28

19.     Рабочие, крестьяне, интеллигенция (как дружественные сословия)

22

20.     Интеллигенция (вообще, как сословие)

16

21.     Физкультурники, спортсмены, работники физкультуры и спорта

11

22.     «Народные контролёры»

7

23.     «Рабочие, крестьяне, Красная армия» (вместе, как дружественные сословия)

5

24.     «Патриоты»

4

25.     Этнонимы (обращения к конкретным национальностям СССР)

4

26.     «Товарищи»

4

27.     «Народные депутаты»

3

III. Группа уникальных обращений

«Братья»

«Дорогие товарищи!» (обращение В.И.Ленина к читателям газеты «Правда» 1 мая 1922 г.)

«Делегация Советов в Генуе» (май 1922 г.)

«Советская делегация в Лондоне» (май 1924 г.)

«Сельсоветы»



[1] Большая Советская энциклопедия. 3-е изд. М., 1975. Т. 20. С. 575.

[2] См.: Правда. 1987. 19 апр.

[3] См. там же. 1988. 17 апр

[4] См.: Там же, 1987. 19 апр.

[5] См.: Там же

[6] Эти взгляды автор отчасти излагает в статье: Пряхин М.Н. О типологии риторических средств // Взаимодействие массовых информационных процессов. М„ 1986. С. 70 — 80.

[7] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21. С. 25 — 26.

[8] См.: Правда. 1942. 28 окт .

[9] Там же. 1983. 17 апр.

[10] Там же. 1986. 19 окт.

[11] Рыбаковский Л. Пока демографы спорили // Аргументы и факты. 1988. № 13.

[12] Правда. 1989. 16 апр. 28 окт.

[13] Там же. 1922. 21 апр.

[14] Там же. 1927. 28 окт.

[15] Там же. 1928.28 окт.

[16] Там же. 1930. 3 окт.

[17] Там же. 1959. 24 окт

[18] Там же. 1981. 12 апр.

[19] Там же. 1987. 19 апр.

| О хозяине кабинета | Публикации Пряхина М.Н. | Страница для студентов| Библиотека|Архив новостей | Карта сайта |

вверх


© Пряхин М.Н..| zavetspisok@mtu-net.ru