Статья опубликована в сб.: Сравнительно-историческая характеристика

массовых информационных процессов. Москва: УДН,1984. с.51-58.

СИСТЕМНОСТЬ В ИССЛЕДОВАНИИ РИТОРИКИ

 М.Н. Пряхин

Изучение процесса пропаганды, и в частности риторики, требует комплексного анализа всех элементов этого процесса, выяснения их иерархии и взаимной связи. Дать правильную оценку словам невозможно, разбирая только слова – что и как чело­век говорит («замыкание в текст». – М.М. Бахтин).

Пропаганда – вид человеческой деятельности, связанный с целенаправленным распространением текстов различного содержания. По определению К. Маркса и Ф.Энгельса, человеческая (производственная) деятельность имеет две стороны: она предстает как «обработка природы людьми» и «обработка людей людьми»1. Пропаганда относится ко второму виду деятельности. Поэтому для системного, полного представления о процессе пропаганды следует применять марксистский метод анализа, используя известную модель простых моментов труда: «целесообразная деятельность, или самый труд, предмет труда и средства труда»2. Или то же самое в другом виде: «цель» – «субъект» – «средство» – «объект»3. В процессе пропаганды эти простые моменты всегда имеют конкретно-исторические характеристики. Их научная оценка на­чинается с выяснения СУБЪЕКТА ПРОПАГАНДЫ (АДРЕСАНТА). Он должен изучаться диалектически, двояко: как некоторый коллек­тив или личность, связанная с коллективом. (Коллектив в общепринятом смысле – совокупность людей, связанных единством цели4. Личность – «человек, носитель сознания»5.)

Личность всегда есть представитель коллектива или коллекти­вов. Пропагандист как личность представляет некоторый класс, профессиональный коллектив, семью, народ, все человечество. Он обращается к этим коллективам, формулируя их требования, выражая и защищая их интересы, организуя, в конечном счете, для борьбы или труда. Сложные, но вполне определенные отношения между пропагандистом, классом и партией четко определил В.И. Ленин в статье «Партийная организация и партийная литература» выдвинув принцип партийности, т.е. осознания выражения клас­совых интересов, как основополагающий при изучении этих отношений6.

Поэтому при анализе пропаганды следует с партийных позиций выяснить, прежде всего, к т о говорит, от лица и в интересах какого коллектива.

В развитом классовом обществе пропагандист связан со многими коллективами разных типов. Но бывает, что человек не осознает всех своих общественных связей, определяющих его поведение. Он может и преднамеренно скрывать их. Скажем, буржуазный пропагандист чаще всего молчит о собственной классовой позиции: партийную оценку событиям он выдает за беспартийную, беспристрастную, объективную. Продажный чиновник, якобы представляющий власть народа, на самом деле оказывается врагом этой власти, эгоистически пекущимся только о своей семье, своем роде-племени. Поэтому дать оценку отдельной личности конкретного пропагандиста не так просто.

В то же время с большой вероятностью можно судить о преобладающих в каком-то конкретном обществе типах личности, в том числе о типах личности пропагандистов, если знать, какие типы коллективов преобладают в этом обществе. Например, человек эпохи расцвета родового строя (где преобладающий тип коллектива – род) совершенно не тот, что в эпоху разложения этого строя (преобладающий тип коллектива – семья, семейная община). Достаточно сравнить «неиспорченных индейцев», которые «неотличимы друг от друга, …не оторвались еще, по выражению Маркса, от пуповины первобытной общности»7, с яркими индивидуальностями персонажей «Илиады». Разница, по сути, в том, что описанные выше индейцы отождествляют себя с родом, вне которого себя не мыслят, а греческий воин героической эпохи живет в условиях общественной раздробленности: он принадлежит уже не только роду, но и патриархальной семье – коллективу, который возвышается в эпоху разложения первобытного общества и становится «силой, противостоящей роду»8. Не удивительно, что первобытному чело­веку незнаком разлад между «я» и «мы», в то время как у греков, осаждающих Трою, столкновение общественных и личных интересов мы наблюдаем постоянно: в этом смысле очень показательна поле­мика в народном собрании Терсита – простого воина, выражавшего настроения своих товарищей, измученных долгой войной, с пред­ставителями родовой знати – Агамемноном и Одиссеем, которые агитировали за продолжение ими затеянной и выгодной им граби­тельской войны9. Автор «Илиады» (либо, что вероятнее, один аз переписчиков эпоса) в этой полемике явно на стороне знати. Об этом свидетельствует и то, как изображена внешность Терсита (лысый, косоглазый, горбатый), и то, что он, как сказано в тексте, не говорит, а «каркает». У читателя преднамеренно стараются вызвать неприязнь к этому, если судить по его речи, блестящему оратору из народа, которому «хитроумный» Одиссей не сумел противопоставить ничего, кроме грубой силы – удара священным скипетром – и примитивной ругани и угроз. Слезы Терсита – это слезы поражения народного собрания, теряющего реальную власть. Отношения родных и равных, которые присущи роду как коллективу, сменяются неравенством сородичей: выделяются «быстроногие», «хитроумные», «боговидные», «браноносные», «шлемоблещущие» и, главное, – богатые герои. 

Еще более сложную картину отношений, иные типы личности, типы коллектива мы видим в сословном обществе, в средневековой Европе, какой она описана в книге Ф. Энгельса «Крестьянская война в Германии»10. Здесь дан подробный анализ всех основных типов сословий – крестьянства, горожан, дворянства и духовенства, – классового расслоения их к началу Реформации, представлена галерея выдающихся личностей. Среди них – Ганс Дударь, мятеж­ный пастух, принявший облик пророка крестьянского восстания, направленного против всех духовных и светских властей, за братство и равенство людей труда. Это и бывший солдат Босс Фриц, «образцовый заговорщик», обладавший дипломатическим талантом и железной выдержкой, выдающийся организатор крестьянских тайных союзов. Враждебные трудящимся силы олицетворяет наиболее отталкивающая фигура – Трухзесс, главный организатор жестоких расправ; его сильнейшим орудием, как подчеркивает Энгельс, было постоянное вероломство и коварство, «которыми отличалось поведение дворянства и князей в течение всей Крестьянской войны»11. А вдохновителем расправ над восставшими выступает реформатор католической церкви Мартин Лютер. Этот «почтенный виттенбергский профессор» «составил на основании Библии настоящий дифирамб установленной Богом власти»12; с помощью Библии им были санкционированы и «безропотное повино­вение, и даже крепостное право»13. (И поныне этот нехитрый прием – ссылка на авторитет священного писания – используется эксплуататорами для утверждения своего господства.)

Над узкими сословными интересами возвышается величественная фигура одного из главных вождей восстания – Томаса Мюнцера. Человек высочайшей образованности, священник по профессии, атеист по воззрениям, он проповедовал политическое учение близкое к коммунизму, далеко опередив свою эпоху. «Он отказывался рассматривать Библию как единственный и безупречный источник откровения. Настоящее и живое откровение, по его мнению, есть разум, откровение, которое существовало во все времена и у всех народов и которое существует до сих пор»14.

Война сословий была, прежде всего, войной антагонистических классов, организованных в политические партии. Возглавившие их Лютер и Мюнцер «по своим доктринам, а также по своему характеру и своим выступлениям являются каждый подлинным представителем своей партии»15.

Как мы видим, усложнение общественной структуры отражается в типе личности, в том, как человек действует и как он говорит.

Без научной типологии коллективов и связанной с ней типоло­гии личностей невозможно дать оценку не только субъекту, но и объекту пропаганды, аудитории.

ОБЪЕКТ ПРОПАГАНДЫ (АДРЕСАТ) также изучается, как и субъект, двойственно: как тип коллектива, или как связанный с ним тип личности. Ведь пропагандист обращается к личности, за которой также всегда стоит коллектив. Через обращение к человеку про­исходит воздействие на коллектив.

Отношение пропагандиста и его аудитории всегда в той или иной степени диалогическое: аудитория никогда не бывает абсолютно пассивной. Повышение творческой активности людей во всех сферах общественной жизни, воспитание всесторонне развитой личности – такова задача коммунистов. Мы стремимся к тому, чтобы аудитория из объекта пропаганды все более превраща­лась в ее субъект17. Отсюда – гуманистический характер нашей пропаганды в отличие от буржуазной, теоретики которой рассмат­ривают аудиторию лишь как объект для манипуляций при помощи изощренных средств.

СРЕДСТВА ПРОПАГАНДЫ. К ним относятся устное живое слово, книга, газета, радио, телевидение и т.п. Пропагандист по различ­ным каналам передает для аудитории некоторые тексты различного содержания. То есть средство пропаганды следует изучать как диалектическое единство текста и его материального носителя.

Существуют системы средств массовой коммуникации (ССМК). Типо­логия их разработана Ю.П. Буданцевым, который, опираясь на метод исторического материализма, выделяет соответствующие каждому типу формационной культуры типы человеческого общения. Все типы, ССМК, сформировавшиеся в разные исторические эпохи, продолжают сосуществовать, взаимодействовать в современном технически развитом обществе. «В первый тип входят: массовые действия карнавального типа, народные демонстрации, народный театр, обрядо­вые действия (условно – «карнавал»). Второй тип: современный театр, митинги, собрания формальных и неформальных групп, цер­ковная служба как действие и т.д. (условно – «собрание»). Третий тип: библиотеки, выставки, музеи, наглядная агитация (условно – «книга»). Четвертый тип: кинематограф, телевидение, радио, печать (условно – «фильм»). Каждый из четырех типов ССМК располагает соответствующим ему типом текста и суммой вырази­тельных средств, соответствующих типу текста»18.

Эта концепция дает представление о сфере бытования общественного сознания как о совокупности каналов (живых и технических) массовой коммуникации. Существует определенное соответствие между преобладающим в обществе типом ССМК и преобладающими (господствующими) в нем формами общественного сознания.

Изучая средства массовой коммуникации с классовых, партийных позиций, мы учитываем, в чьих руках они находятся, какого типа коллектива, кто лично контролирует газету, радиостанцию, телесеть и т.п. Это поможет дать верную оценку текстам пропаганды, конкретным произведениям, не запутаться в словах. Через изучение текстов мы «пробиваемся» к субъекту пропаганды19, стараемся выяснить, кто он, каковы его общественные связи, его мотивы, цели.

ЦЕЛЬ ПРОПАГАНДЫ. Мы отнесли пропаганду ко второму виду дея­тельности – к «обработке людей людьми». Естественно, что и цели у пропагандиста связаны с изменением свойств объекта пропаганды. С одной стороны – это, в конечном счете, организация коллектива, с другой – воспитание личности. Процесс организации коллектива можно представить (исходя из того, что каждому коллективу присущи своя функция и соответствующая структура, т.е. свое назначе­ние и устройство) как приведение структуры коллектива в соответ­ствие с его целевой функцией. Поэтому объективно получается, что пропагандист помогает формулировать коллективу его цели и уста­навливать такие отношения в коллективе, которые не противоречат этим целям. Риторику можно рассматривать как тактику пропагандиста («Умение находить возможные способы убеждения относитель­но каждого данного предмета». – Аристотель), меняющуюся в зави­симости от ситуации, для достижения конкретных организационно-воспитательных целей. При неизменном антигуманном, в сущности, характере буржуазной пропаганды, ее риторика изменчива: в одно время ее лозунг – свобода, равенство, братство», в другое – «люди не равны».

Политический класс, завоевывая власть в обществе, укрепляя свое положение, достигая зенита славы и покидая затем истори­ческую сцену, меняет риторику, лидеров, говорящих от его имени. Типология риторики, типология лидеров как пропагандистов имеют большое значение для выяснения целей политических классов20.

Процесс воспитания мы рассматриваем как целенаправленное фор­мирование личности, оптимально функционирующей в данном коллективе. Подготовка же человека ведется в коллективах различных типов. Поэтому не бывает воспитания «вообще». Важнейшими его типами являются политическое, трудовое, моральное. Наша партия направляет свою деятельность на гармоничное воспитание народа, что соответствует целевой функции социалистического общества.

Пропаганда в широком смысле этого слова представляется нам важнейшим видом производства: это формирование субъектов дея­тельности, создание человека в его общественном качестве. Можно сказать, что организованные коллективы и воспитанные личности – реальная продукция этого производства.

В антагонистическом классовом обществе оно попадает под контроль эксплуататоров и действует в антинародных целях, в инте­ресах меньшинства против большинства. Пропаганда используется как дезорганизатор масс, орудие отчуждения, насаждения индиви­дуализма. Проклятия в адрес коллективистских традиций людей труда особенно громко раздаются накануне великих классовых боев, когда эксплуататоры сталкиваются с угрозой организованного революционного движения. Удар направляется, прежде всего, против коммунистических и рабочих партий, профсоюзов. Буржуазия преднамеренно разрушает и пролетарскую семью. Как пишет американский журналист-коммунист Рональд Джонсон, семья человека труда «традиционно служила той ячейкой общества, в которой формировалось мировоззрение подрастающего поколения рабочего класса, мелкого фермерства, трудовой интеллигенции. Именно в такой семье принципы морали и нравственности способствовали укреплению рода (подчеркнуто мною. – М.Н.), преемственности традиций, в том числе пролетарских... Особое при этом значение банкиры и большой бизнес, вознамерившиеся уничтожить пролетарскую семью как с помощью жестоких мер по ликвидации социальных завоеваний американских трудящихся, так и путем идеологической обработки, придают сексу. Целомудренное отношение к любви в пролетарских семьях объявляется «устаревшим» и «старомодным». Жертвами этого идеологического «промывания мозгов», которое тем интенсивнее, чем глубже экономический кризис, становятся, в первую очередь, молодые люди из рабочих семей, особенно афро-американских и других национальных меньшинств»22. Эти слова верны не только по отношению к США. Для своего господства буржуазия – и не только американская – готова превратить народ в стадо. Это объективно цель всяких эксплуататоров!

Рабочий класс, класс-созидатель не нуждается в психологичес­кой войне против своего противника. «По принципу своему коммунизм стоит выше вражды между буржуазией и пролетариатом, отмечал еще в 1845 г. Фридрих Энгельс в книге «Положение рабочего класса в Англии», – он признает лишь ее историческое значение для настоящего, но отрицает ее необходимость в будущем; он именно ставит себе целью устранить эту вражду. Пока эта вражда существует, коммунизм рассматривает ожесточение пролетариата против своих поработителей как необходимость, как наиболее важный рычаг начинающегося рабочего движения; но коммунизм идет дальше этого ожесточения, ибо он является делом не одних только рабочих, а всего человечества»23.

Нельзя быть коммунистом, не выступая словом и делом против войны, за укрепление дружбы между народами. На укрепление мира и направлена политика коммунистических в рабочих партий, вся коммунистическая пропаганда.

См.: М а р к с К., Э н г е л ь с Ф. Соч. 2-е изд., т.3, с.35 (в примечании).

2 Т а м ж е, т.23, с. 189.

Б у д а н ц е в Ю.П. В контексте жизни. М., 1979, с.116.

0 понятии коллектива см.: БСЭ, 3-е изд.; т.12, с.425.

П л а т о н о в К.К. Система психологии и теория отражения. М., 1982, с.193.

См.: Л е н и н В.И. Полн. собр. соч., т.12, с.99-105.

М а р к с К., Э н г е л ь с Ф. Соч. 2-е изд., т.21, с.99.

М а р к с  К., Э н г е л ь с Ф. Соч. 2-е изд., т.21, с.108.

9 См.: Илиада, песнь вторая.

10 См.: М а р к с К., Э н г е л ь с Ф. Соч. 2-е изд., т.7.

11 М а р к с К., Э н г е л ь с Ф. Соч. 2-е изд., т.7, с.398.

12 Т а м ж е, с.368.

13 Т а м ж е .

14 Т а м ж е, с.370.

15 Т а м ж е, с.364.

16 Об относительности понятия «объект пропаганды» см.: Б а х т и н М. М. Эстетика словесного творчества. М., 1979, с.246-247; е г о ж е. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1972.

17 См.: Б у д а н ц е в Ю.П. В контексте жизни, гл.3.

18 Б у д а н ц е в Ю.П. В контексте жизни, с.45-46.

19   Т а м ж е, с.201-202.

20 О типологии риторики см., напр.: Г о ф м а н В. Слово оратора (риторика и политика). Л.,1932.

21 «Только единство политического, трудового и нравственного воспитания, единство слова и дела в воспитательной работе могут обеспечивать подготовку к молодежи к вступлению в самостоятельную жизнь, чтобы она правильно понимала современную действительность, высоко ценила цели борьбы, достижения старших поколений революционеров и строителей нового общества, исторические завоевания советского народа». – Социалистический общественный климат (передовая). – Коммунист, 1984, № 11.

22 Цит. по: Б о л ь ш а к о в В. Гнилые зубы золотого тельца. – Правда, 1984, 24 сен.

23 М а р к с К., Э н г е л ь с Ф. Соч. 2-е изд., т.2, с.516.

НОВОСТИ КАБИНЕТА | О ХОЗЯИНЕ КАБИНЕТА | ПУБЛИКАЦИИ ПРЯХИНА М.Н.| КАРТА САЙТА | СТРАНИЦА ДЛЯ СТУДЕНТОВ|

вверх


© Пряхин М.Н..| zavetspisok@mtu-net.ru