Предисловие хозяина кабинета

Автор этого рассказа - Марина Смирнова родом из Мурома Владимирской области. Когда-то эта земля подарила нам великого богатыря - Илью Муромца, победителя Идолища поганого, Соловья-разбойника и прочей иноземной нечисти. А сегодня свои маленькие повседневные подвиги совершают в этих краях герои нашего негероического времени, те, кто продолжает жить по-человечески под новым игом, несмотря на кажущуюся тщетность всех усилий: русские женщины, последний оплот нашей родовой и семейной культуры. Первоначально рассказ назывался "Когда умирает душа", но так как душа совершенно бессмертна, мы договорились о новом названии. Душа не умирает, но у очень многих она покидает тело ещё при жизни.

Рассказ получил первую премию кафедры массовых коммуникаций РУДН в 2006 году.

Смирнова М.А.

Когда отлетает душа

Сошествие во ад. Икона  16 века, Псков. "Если она переступит через порог нашей квартиры, я уйду!"
Екатерина в шоке подняла глаза на своего мужа: "Но она же моя дочь!"
В ответ Владимир только упрямо сжал губы: "Уйду, так что выбирай". Затем молча надел пальто и уже в дверях, не поворачиваясь, нехотя сказал: "Я Димку из школы встречу, а то опять на каток сбежит, балбес! Что говори ему, что нет!"
Замок щелкнул, и в квартире воцарилась тишина…
По старой привычке Екатерина подошла к окну. Она всегда стояла у окна, когда он уходил. И сейчас ее огромные карие глаза внимательно следили за тем, как высокий, немного сутулый мужчина выходит из подъезда. Вот показалось из-под козырька его серое пальто, а вот он дошел до фонаря в центре двора, обернулся на окна квартиры, помахал ей рукой…. И вроде все как обычно, но голова опущена ниже, походка тяжелей и рукой махнул как-то вяло…
В голове мелькнула мысль: "Неужели и вправду уйдет?"
По ту сторону стекла стремительно темнело. Зажглись фонари, и теперь в их радужном свете вальсировали пушистые снежинки.
Взгляд упал на часы: 16.30.
"И куда Володька так рано собрался? Школа-то совсем близко, а у Димки занятия только в шесть заканчиваются. Ох, уж эта вторая смена! Весь режим ребенку сбили! Врач ему сказал в 9 спать ложиться…. А тут…
Да, какой он ребенок - через три дня 11 исполнится! Гулять хочется! Все на каток бегут! Зимой коньки самое милое дело! Только как объяснишь мальчишке, что нельзя ему даже чуть-чуть в хоккей поиграть. Не дай Бог, эпелептический приступ будет! Упадет, расшибется насмерть. Эх…! Еще немного и не сможем за ним уследить! Беда будет… "
Тягостные размышления прервал странный звук. Прислушалась. Точно, телефон.
"Алло. Лена?! Это ты? Конечно, я рада тебя слышать! Дочка, я же соскучилась! Ты на Димкин день рождения приедешь? Лен, а может, чуть позже? Просто…Я с Володей не говорила…. Ты плачешь? Ну, зачем ты плачешь? Доченька! Ласточка моя! Не плачь, пожалуйста!
Ничего, скоро ты приедешь, мы поговорим. Да, заинька, ты бросила! Лен, ты у меня сильная, сумеешь отделаться от этих проклятых наркотиков! Как я могу тебя ненавидеть? Ты ж моя кровинка! Лен, у тебя денег нет? Хорошо, я на сберкнижку немного перешлю. Ты только позвони, когда в Муром приедешь, хорошо? Я на вокзале встречу. Мы Димке сюрприз сделаем. Представляешь, как он обрадуется?! Что в подарок хочет? Лен, тебя он хочет увидеть, маму! Понимаешь? Ты приезжай. Мы тебя ждем! Да, пока, дочка. Целую…"
Екатерина повесила трубку. Руки тряслись. По щекам струились слезы и печально капали с кончика носа… Дочь приедет. Только как сказать об этом Владимиру?

Через пару часов небольшая квартирка содрогнулась от грохота. В распахнувшуюся входную дверь ввалились два снежных клубка.
Екатерина вышла с кухни встречать своих мужчин: "Димка, вы, почему так долго?"
"Ба, меня дед в сугроб затолкал, а я же…я же мужчина, должен ответить! Я его туда же посадил! А дед представляешь, встать не мог, закопался, как в окоп, и сидит! Я его даже снежками обкидал, чтоб быстрее вылез, а он никак. Еле вытащил!- Светловолосый мальчуган рассказывал, захлебываясь словами.
"Димка, дед-то уж старый стал! С ним нужно бережно обращаться, а не сугробы заставлять мерить!"- посоветовала Катя.
"Это кто это тут старый?- недовольно вклинился в разговор все еще стоявший в дверях Владимир. Его пальто было полностью покрыто слоем снега, на седых усах повисли сосульки, а впалые щеки покрывал морозный румянец.- Это я-то старый? Я вам покажу, как над дедом издеваться!" Он шутливо шлепнул Димку и чмокнул Катерину. Серые глаза смеялись.
"М-м-м, бабушка, а чем это так вкусно пахнет?- Димка прямо в сапогах прошлепал на кухню.- Ура, пироги! Дед, тут пироги и курица с картошкой!"
"Эй, друг, ты чего тут в обуви расходился?- Владимир грозно сдвинул брови.- А ну, брысь переодеваться! Небось, все штаны промокли? Я тебе напорю, если заболеешь!"
Димка тут же исчез.
"Слышь, Кать, дай пирожок, пока я разуваюсь. А?"- Владимир хитро прищурился.
Но Екатерина, стянув с мужа оттаявший шарф, отправила его мыть руки.

Ужин прошел мирно. Димка даже не подсыпал соль деду в тарелку. Он быстро все проглотил и умчался к компьютеру. Владимир неторопясь пил чай, а Екатерина начала мыть посуду.
"Катюш, а может, не надо?"
Женщина в удивлении повернулась.
"Я это про Лену. Кать, я ж не ради себя, ради тебя и Димки настаиваю. Катюш, она же наркоманка. Психопатка! Ты помнишь ее истерики? Сколько раз тебе потом "скорую" вызывали? Кать, подумай…
Димку недавно из больницы выписали. Он инвалид! Ему вообще нельзя волноваться! Ты понимаешь, что у него на нервной почве не только приступ может произойти? Он дурачком на всю жизнь останется! Как мы его на свою пенсию содержать будем? А гепатитом он от кого заразился? От Лены! Ты говоришь, мать не могла своему ребенку такое передать? Наркоман может все! Сколько раз она завязывала? А сколько раз начинала ? Может, у нее СПИД давно! Кать, это потерянный человек! А если она Диме даст попробовать таблеточки - сигареточки? У нее ума хватит!"
"Володь, не делай из Лены монстра! Все мы не без греха, но Димка ее сын. А мать и сын должны видеться! В конце концов, она моя дочь!!! И я тоже хочу ее видеть. У меня сердце-то не железное! Ты представляешь, если б подобное с твоими детьми случилось? В конце концов, мы оба виноваты. Ты ее сам с 5 лет воспитывал! Мы вдвоем Лену проглядели, а волнуюсь больше я, она мне родней!"
"Катерин, зачем ты так говоришь? Если она не моя по крови, то родная по тебе! Она мне всегда как настоящая дочь была! А потом… она сама свою судьбу сломала! Я пытался бороться! Кать, она не хочет нормальной жизни!"
"Я за все тебе благодарна, Володь, но зачем ты сейчас себя так ведешь? Зачем эти совершенно мне непонятные: "Выбирай!" Ты пытаешься заставить меня выбрать между двумя родными людьми! Ты понимаешь, что это невозможно?! Какая бы она ни была - праведница или сумасшедшая наркоманка - она моя дочь! Она сегодня звонила. У меня сердце кровью обливается! Володь, она просила прощения. Она плакала в трубку. Приедет к Димке на День рождения. Как тяжело! Ты… уйдешь?"
Он печально улыбнулся: "Нет, конечно, как я могу тебя оставить? Просто у меня очень дурное предчувствие…"

"Здравствуйте, до магазина "Электроника" за 50 рублей довезете?"
Водитель согласно кивнул.
Екатерина открыла заднюю дверь, и высокая худая девушка с длинными каштановыми волосами быстро проскользнула в салон. Катерина села рядом.
"Вот ты и приехала, моя родная!- Катя с любовью посмотрела на дочь.- Только ты какая-то очень худая стала! Голодаешь что ли? Посмотри-ка, на лице одни глаза остались! Ой, такие же, как у меня! Сразу видно, родные! Надо тебя откормить немножко!"
Девушка чуть хрипловато рассмеялась: "Нет, мам, не голодаю. У меня друзья хорошие, накормят, когда надо. Но кушать что-то совсем не хочется. Да и худоба сейчас в моде. А ты чудесно выглядишь. Такая же стройная! Тебе только краситься надо чуть светлее. Ну, никак не дашь тебе 56! Только 40 максимум!"
"Лен, ты мне льстишь! Но не надо обо мне, расскажи о себе. Откуда ты?"
"Да, у друзей жила в Подмосковье. Давно живу там…", - Лена задумалась.
"Опять притон", - подумала Катя, тяжело вздохнула и замолчала. Дома она приготовила тысячу вопросов, но сейчас все вылетело из головы. Остаток пути проехали молча.
В "Электронике" Катя купила подарок имениннику. Но перед самой дверью сунула его Лене: "Держи, ты отдашь". Дверь открыл Димка.
"С Днем рождения, сынок!"- Лена шагнула вперед, протягивая мальчику упакованную коробку.
Димка только удивленно хлопал длинными ресницами, а потом вдруг заплакал и обнял Лену: "Мама, мамочка, я знал, я ждал, я верил, что ты приедешь! Мама, как хорошо, что ты приехала". Он прижался с матери и громко всхлипывая, приговаривал: "Я так соскучился, мама. Я так тебя ждал!!! Мама, ты ведь больше не уедешь?"
Лена целовала его мокрые щеки, вытирала слезы и шептала на ухо: "Нет, заинька, не уеду. Я никуда не уеду. Ты только не плачь. Ты же совсем большой стал! В 11 лет мальчикам плакать уже не прилично. Ну, давай, вытирай воду у глаз! Соседей затопишь! Димка, дай мне хотя бы разуться!"
Но мальчик намертво приклеился к матери и не хотел отходить, словно боясь, что она исчезнет.
Тут из комнаты вышел Владимир: "Эй, нюня, ты чего сопли распустил? Дай матери раздеться!" Димка нехотя отошел, подпустив деда к Лене.
На столе уже стоял праздничный обед. Его с утра готовила Екатерина. Димка сегодня не учился. Чуть позже должны были прийти его друзья, а пока вся семья села за столом на тесной кухоньке. Наконец-то, именинник развернул свой подарок. Новенькая "Сега" захватила его воображение, и теперь он рвался поиграть. Только присутствие мамы удерживало его на месте. Разговор взрослых постоянно прерывался его восклицаниями типа, "Мам, а ты надолго?" Или: "Мам, а ты знала, что я мечтаю о "Сеге"?" Или: "Мам, а бабушка твой любимый салат приготовила!"
Вскоре дед не выдержал и отправил мальчика в комнату. Димка подхватил приставку и радостно сбежал.
Разговор продолжился. Все старательно не касались темы наркотиков, как вдруг в возникшую паузу Лена сказала: "Мам, пап, я завязала. Позавчера был последний раз. Я устала так жить. И перед Димкой стыдно".
Владимир улыбнулся в усы, а Екатерина нежно погладила дочь по руке: "Это хорошо, это очень хорошо".
Около четырех собралась детвора. Сначала они мирно сидели на кухне, поглощая всевозможные яства, а затем шумно перешли в комнату играть. Димка хвалился новой приставкой, и каждый его друг непременно хотел попробовать поиграть в нее сам. С каждым получасом звонкость разговора возрастала. Катерина пыталась чуть утихомирить ребят, но их энергия била через край. Даже привыкший ко всему дед начал нервничать. В спальне безуспешно пыталась уснуть уставшая после дороги Лена. Она беспокойно переворачивалась с одного бока на другой. И где-то в глубине копилось раздражение. Копилось, копилось, а потом прорвалось. Она выскочила из комнаты и крикнула: "Да вы можете заткнуться, голова уже от вас болит! Достали! Кто вас понарожал?! Вы умеете молчать или нет? Сколько можно сидеть здесь? Идите на улицу и играйте! Давайте, одевайтесь и валите отсюда! Вы меня поняли?!"
В комнате оборвалось все веселье. Ребята изумленно смотрели на растрепанную девушку, которая бешено вращала глазами.
"Мам, ты чего?"- к Лене несмело подошел Димка и попытался обнять ее. Но она оттолкнула его от себя и сказала: "Как я от тебя уже устала! Липнешь целый день ко мне! Найди себе какое-нибудь занятие, и не трогай мать по пустякам!"
В Димкиных глазах показались слезы: "Мам, зачем ты так говоришь? Я тебя так ждал, я же соскучился!" Лена в ответ только недовольно усмехнулась и хотела что-то резко ответить, но Владимир потянул ее из гостиной на кухню.
Екатерина постаралась развлечь детей и как-то сгладить конфуз, но все начали собираться домой. На Димку невозможно было смотреть. Он, казалось, стал ниже ростом и как-то сгорбился. Они вместе с бабушкой начали провожать гостей.
А в это время Владимир пытался успокоить дочь: "Лен, выпей валерьяночки. Помогает!"
Та только язвила: "Да, что ты вообще можешь знать о лекарствах! Ваша валерьянка мне, как мертвому припарка! У тебя нет случайно "Баклафена"?"
"Лен, ты же завязала! Позавчера последний раз был! Сама же говорила".
"Я такое говорила? Не могла я такое сказать! Ну, так есть?" - Ленины глаза умоляюще смотрели на отца.
"Дочь, откуда? Даже если бы было что, все равно бы не дал!"
"А ты понимаешь, что я могу умереть, если не скушаю это снадобье? Пап, я так редко о чем-либо прошу, ну, пожалуйста, сходи в аптеку, купи! Оно обычно по рецепту продается, но можно и так. Мне очень надо!"- Лена нетерпеливо ерзала на стуле.
-Я никуда не пойду!
Лена пыталась уговорить отца, а затем вдруг схватила со стола нож.
"Никуда не пойдешь, говоришь? А если вот так?- она приставила лезвие к своей вене.- Пойдешь? Я ведь порежу! Это острый ножик!"
Володя качнул головой: "Не порежешь. Ножом не порежешь. Да и воли не хватит, чтобы это сделать".
Лена в бешенстве полезла на отца с кулаками: "Да что ты вообще знаешь о моей силе воли? Я сильная! Но мне нужны эти таблетки! Знала бы, что у меня такие родители, с собой бы привезла!"
"Нет, Лен, ты слабая и безвольная! Другой человек на твоем месте давно бы уже завязал, а ты! Красивая, умная девчонка! Шатаешься по дворам! Ты ж взрослая уже! В 26 лет надо бы уже другую жизнь начинать!"
"Что ты вообще можешь знать о жизни?- усмехнулась Лена.- Ты же никогда ничего не пробовал! Ты же не знаешь, что такое кайф. Ты никогда не ощущал этой легкости тела и души! Эта волна, дарящая наслаждение никогда не пробегала по твоему телу! Что ты можешь знать? Ты же всегда решаешь какие-то проблемы! Даже мой приезд для тебя проблема! То, что я наркоманка, головная боль для тебя! Живи проще! Ты слишком зависим от мнения других людей!"
"При чем тут чужие мнения? Я на тебя смотрю, и мне тошно становится! Ты ж на человека мало похожа! Где твоя душа? Она же умерла давно! А мозги твои где? Ты просто никто в этой жизни! Эти твои вечные каникулы тебя до могилы доведут! Ой, как сердце заболело…" Владимир резко встал и вышел из кухни.
Лена сидела на полу под столом и плакала, уткнувшись в колени.
Через полчаса Катя вызвала мужу "скорую".

Сегодня в России 325 тысяч человек состоят на учете в наркологических диспансерах. Сколько наркоманов на самом деле, не знает никто.
По официальным данным, ежедневно от передозировки умирает до 10 человек по всей стране.


Рассказы с конкурса на тему "Герой нашего времени"


© Пряхин М.Н..| zavetspisok@yandex.ru